«Открывай уста свои за безгласного…» В Минске два года ежемесячно проходит ночная Адорация за нерожденных детей

В этой фразе из Притчей Соломоновых (31,8) речь идет о живом человеке, у которого нет голоса. Эти слова вполне можно отнести и к ребенку в утробе матери.

Мать Тереза говорила: «Сегодня аборт — главный разрушитель мирной жизни, потому что это война против ребенка. Если мы принимаем то, что мать может убить даже собственное дитя, можем ли мы говорить другим людям, чтобы они не убивали друг друга?».

В дневнике св. Фаустины Ковальской есть отрывок, где Иисус сообщает о намерении разрушить красивый польский город «как Содом и Гоморру» за «тяжелейший из грехов»  – грех абортов. Кс. Михал Сопотько, духовник св. Фаустины, считал, что речь шла про Варшаву, где совершалось много абортов: этот город был разрушен до основания вскоре после смерти св. Фаустины во время второй мировой войны.

Как тогда оценивать историю Беларуси, которая стала одной из первых в мире, легализовавшей аборты, и где многие десятилетия абортируют десятки тысяч детей в год?

В одном из минских спальных районов, среди панельных многоэтажек, в костеле Св. Максимилиана-Мария Кольбе и Иоанна Евангелиста, каждую первую пятницу месяца проводятся всенощные молитвенные Адорации – молитва в тишине всю ночь перед Пресвятым Телом Христовым в монстранции на алтаре – в защиту жизни и семьи.  Беседуем с настоятелем прихода кс. Олегом Шпеть.

Ночная жертва

— Кс. Олег, в Вашем приходе большое число разных движений и групп – Живой Розарий, Движение семей «Еquipes Notre Dame», скауты и т.п.  И почти два года назад появилась еще и ночная Адорация за нерожденных детей и семьи. Как и зачем возникла идея «открывать уста за безгласных»?

— Первая задача Адорации – чтобы как можно больше людей полюбило пребывание с Господом. Цель не в том, что мы что-то просим, а Сам Господь, Иисус в Евхаристии. Т.е. цель, когда я начинал и думал про Адорацию, —  дать возможность людям пробудить в себе любовь к Иисусу, быть вместе с Ним, быть для Него.

Понятно, когда мы приходим на воскресную службу – это какое-то ограниченное время, служба заканчивается, следующие люди приходят. А здесь есть возможность действительно быть для Иисуса, быть вместе с Ним и познавать его. Как каждый христианин, как каждый верующий мы должны стремиться познавать больше Бога. И это мы можем сделать только во время молитвы.  Ночная Адорация – одна их таких возможностей. А уже плод любви встречи с Иисусом и, скажем, потребность нашего служения – это и есть интенция в защиту жизни и семьи.

Однажды мы говорили на эту тему с Владиславом Волоховичем[1], который поделился переживаниями о защите жизни и семьи и рассказал о необходимости молитвы, и это совпало с тем, что мы к тому времени уже начали ночную Адорацию.  Т.е. мы понимаем, что этот вопрос – защита жизни и семьи – очень важен в сегодняшнем мире, поэтому мы ее приняли и она главная. Поэтому когда мы приглашаем на Адорацию, мы хотим провести эту ночь в молитве в защиту жизни и семьи.

— А почему именно такая жертва – ночью?

— Скажу так – конечно, молятся в защиту жизни очень много людей: духовное усыновление и так далее. А ночная молитва – это знак того, что мы жертвуем часть себя. Это не просто помолиться десяток Святого Розария и пойти по своим делам. Ночная Адорация требует от нас действительно отдать часть себя. Мы не просто молимся, потому что так надо. Мы молимся, потому что мы готовы и подтверждаем наше желание молиться через эту жертву – я готов не спать, я готов проснуться ночью и прийти… я готов!

Это форма жертвы, это еще раз подтверждение Богу, что для нас это очень важно. Мы отдаем это наше ночное время, где мы можем отдыхать, возмещать силы – чтобы показать Богу, что это для нас очень важно.

— Кто ходит на ночную Адорацию?

— Все, кто хотят!  У нас нет четкого распределения, мы не говорим – вы или вы приходите.  Приглашаем всех, каждый может прийти на Адорацию. Но когда мы смотрим на протяжении времени, можем выделить конкретные душпастырские движения, которые как бы «вошли» в Адорацию. Это Душпастырство Молодежи Христа (ДМХ).  Это Живой Розарий. Это Матери в Молитве. Братство св. Архангела Михаила – т.е. это наши мужчины, у которых тоже есть свои дежурства – ночные, прежде всего, после полуночи. Женщинам, девчатам страшно ходить ночью… Вот мужчины берут на себя такую молитвенную ответственность. Это семьи из «Еquipes Notre Dame». Ну и, в принципе, вообще прихожане, которые тоже приходят и молятся.

— На какие плоды Вы рассчитываете от ночной Адорации для себя, для прихода?

— Основной плод встречи с Иисусом – это всегда плод любви. Бог, который является любовью. Когда мы к Нему приходим, с Ним встречаемся, Его познаем, то первым плодом является любовь, которая рождается в нашем сердце, которую мы принимаем от Бога и которой мы хотим делиться с другими.  Эта любовь проявляется и в конкретном служении. Служение может быть в разных формах – помощь, молитва, защита жизни. Например, принятие зачатой жизни. У нас много семей многодетных, они уже принимают следующую жизнь, они открыты на эту жизнь, рождают новых деток.

Хотя… можно сказать, что сейчас время очень трудное, много причин отложить, сказать «не теперь беременность». Но мы видим, что наши прихожане этого не боятся, т.е. открытость на жизнь – это тоже плод этой молитвы. Не только то, что мы защищаем где-то там, а прежде всего принимаем жизнь в наших семьях. Но это плод именно любви. Когда мы встречаемся с Господом, который есть Любовь – понятно, что мы открыты на любовь, на принятие и на то, что мы даем друг другу – любовь через конкретное служение, помощь.  Мы не только на это надеемся – это уже происходит.

— Какие трудности и искушения испытываете при организации ночной Адорации?

Если бы у нас была цель массовости, чтобы, например, 200 человек за ночь пришли на Адорацию, то можно было бы сказать, что трудность в том, что люди не хотят приходить. Но у нас нет такой цели. Цель – в ночном бдении быть с Иисусом, молиться. На сегодняшний день нет проблемы найти людей, готовых на протяжении ночи молиться. Если посчитать – десятки людей приходят на протяжении ночи. Поэтому сказать, что есть трудность с этим – я не могу.  Видно, что люди все больше открываются, все больше людей участвует в молитве и это тоже плод молитвы. Видно, что для людей это становится важной формой своей духовности. Каких-то трудностей я, если честно, не вижу.

 Аборт как точка отсчета истории

— Первыми мучениками за Христа были младенцы младше двух лет, убитые Иродом в Вифлееме. Сейчас в мире каждый год абортируют десятки миллионов детей, в Беларуси официально – 30 тысяч.  В Вифлееме убивал Ирод, сейчас детей убивают матери. Почему?

— Вопрос «почему» подразумевает простой ответ. А простых ответов здесь нет. Есть очень важное понятие, которое ввел св. Иоанн Павел II во время своего понтификата – «цивилизация смерти». Эта «цивилизация смерти» в ментальности, в головах людей, когда жизнь другого человека отходит на второй план, когда манипулируют фразами о том, что это еще не ребенок, не человек. И людям иногда бывает намного проще принять такую «правду», чем просто принять, что это человек и что я убиваю своего ребенка, человека. «Цивилизация смерти» – это общая причина. А для каждого человека есть широкий спектр конкретных причин, из-за которых кто-то решается на такой шаг.

Сегодня каждый знает, что есть учение Церкви о том, что аборт – это убийство. Если раньше, во времена Советского Союза, люди принимали за «правду» то, что «это не убийство, это не человек», то сегодня пришла другая ментальность – потребительство. Оно берет, но не готово давать. Потребительство учит нас прежде всего только брать – удовольствия, «все, что я хочу и что мне нужно». Эта потребительская ментальность – враг жизни. Ведь все-таки принятие новой жизни – это жертва, это готовность давать. Открытость на рождение – это умение жертвовать, это жертвенная любовь, которая учит нас отдавать часть себя, чтобы «быть для».

Нерожденные священники, епископы и кардиналы

— Когда одна женщина пришла на исповедь к Падре Пио, она скрыла грех аборта. Но он сам назвал ее грех, сказав про абортированного ребенка: «Он мог бы стать священником, епископом или даже кардиналом». Часто ли к Вам приходят исповедоваться о грехе аборта?

— Могу сказать, что очень редко. В Минске – наверное, не было. В моей практике как священника только несколько раз было.

— Почему только женщин винят в аборте? Какова вина отца?

— Если женщина чувствует себя защищенной, чувствует поддержку – она всегда примет эту жизнь. И, скорее всего, не примет из-за страха, неуверенности и того, что она остается с этой проблемой, если так можно назвать, одна. Все понимают, что ответственность несут и семья, и родственники, и даже родители женщины, которые обвиняют ее:  «Что вы – глупые? Неразумные? Не знаете, что делать?». Прессинг со стороны окружающих очень большой. Я не вижу причину только в женщине, все намного сложнее. Каждый несет эту ответственность. Но это уже моральное богословие, это не мое мнение. Это учение Церкви – очень конкретное, которое определяет, кто несет ответственность. Если я косвенно участвую своим молчанием или уговорами или заставляю – понятно, что тоже несу за это ответственность.

— Сегодня способы убийства детей видоизменились, стали более изощренными и завуалированными: ЭКО, купля-продажа половых клеток, суррогатное материнство, спирали и гормональные таблетки. Исповедуются в этом?

— К счастью, к нам приходят и спрашивают совета по ЭКО. Поэтому мы можем поговорить, убедить. В моей душпастырской практике был случай, когда в одной семье было много лет бесплодия, отчаяния и решение пойти на ЭКО. Однако вместо ЭКО супруги решили духовно усыновить[2] – девять месяцев молиться за ребенка, которому грозит аборт. И вскоре в этой семье родился свой ребенок.

— А контрацептивные средства, суррогатное материнство, ЭКО, «донорство» половых клеток?

— Понятно, что на эту тему мы не говорим каждый день и есть такое чувство, что об этом мало  говорится. Но это и не может стать главной темой, потому что главная тема проповеди – Иисус.

На протяжении года я несколько раз в проповедях затрагиваю вопрос контрацепции, жизни, экологии семьи. Больше всего на такие темы можно поговорить во время катехизации взрослых.  Есть много семей, которые ходили на такую катехизацию и решили пойти на курсы Метода распознавания плодности (МРП), захотели по-христиански переживать свое супружество, отказались от контрацепции. То есть продуктивнее не разовое воздействие, а систематическая катехизация взрослых, нужно людям показывать путь. Не просто отказаться от контрацепции, а по-христиански подходить к зачатию ребенка.

Понятно, что запретами мы никого к Богу не приведем – если только будем говорить, что это зло. Тут важно показать путь, который поможет родителям действительно осознанно готовиться к родительству, принимать каждую следующую жизнь. МРП – одна таких  форм, и в нашем приходе есть очень хорошие курсы МРП, на которые мы всех приглашаем! Действительно, Елена[3] очень хорошо их ведет.

Нормальная семья

— А ведь Вы сами из многодетной семьи, из семьи с тремя детьми …

— Ну, когда-то это не считалось многодетной семьей, это было нормальная семья. Мы себя никогда не считали многодетной семьей, никогда это не звучало.  С нами жили еще дети моей тёти – пока они ходили в школу, для нас это было нормально.

 — То есть — сколько детей у Вас в доме жили? Своих трое и сколько еще детей?

— Еще двое. Нас пятеро было детей. Это не все время, а какой-то период. Это самое счастливое время было. И никогда не звучало, что мы были многодетные. Мы были нормальной семьей!

— Можете привести примеры из Вашей душпастырской практики, когда Господь зримо благословил тех, кто родил ребенка вопреки обстоятельствам?

— Есть в моем душпастырском опыте случай, когда УЗИ показывает беременной женщине больного ребенка. Но женщина сохраняет беременность и рождается здоровый ребенок. Это зримое благословение.

Или другой пример – улучшение отношений между супругами. До рождения ребенка семья находилась на грани развода, а после рождения супруги повенчались. Если бы не было ребенка, не было бы и семьи. От развода к венчанию – это благословение.

[1] Владислав Волохович, директор Фонда «Открытые сердца», целью которого является защита жизни и семьи.

[2] Духовное усыновление – это молитва на протяжении 9 месяцев за ребенка, которому угрожает аборт. Молящийся каждый день молится одной частью Розария и специальной молитвой. Обычно начинается молитва в праздник Благовещения, а завершается в праздник Рождества Христова.

[3] Елена Шимак, ведущая курсов МРП в приходе Cв. Максимилиана Кольбе и Cв. Иоанна Евангелиста в Минске.

Надежда Шарко, текст
Виталий Полиневский, фото, jan.by

для друку для друку