«На ринге с Богом» — история обращения известного боксера Тима Генара

Человек может изменить свою судьбу.
История боксера, который насилие поменял на прощение

У меня 27 раз сломан нос

Моя жизнь так же изуродована, как и мое лицо. По моим подсчетам, только на носу у меня 27 переломов. Двадцать три из них из-за бокса, четыре – от моего отца. Самые тяжелые удары мне достались от того, кто должен был взять меня за руку и сказать: «Я люблю тебя». Отец был ирокезом. Когда моя мать бросила его, яд алкоголя свел его с ума. После того, как он чуть не забил меня до смерти, жизнь и далее собирала свою дань.

Мне помогли выжить три мечты: выйти из колонии, возглавить банду и убить отца. Мои мечты исполнились… Кроме третьей. Но я был на волосок от этого… Долгие годы я жил жаждой мести. Однако в тюрьме моей ненависти мне встретились люди, в которых живет любовь, и они помогли моей душе склонить колени. Этим людям, которых отвергает наше общество, сломленным, изуродованным, неполноценным, «ненормальным», я обязан своей жизнью… и тем чудесным уроком любви. Им посвящаю эту книгу. Благодаря им я родился заново. Эта неожиданная встреча с любовью перевернула мою жизнь.

Человек может изменить свою судьбу

Сегодня я живу в большом и светлом доме в горах недалеко от Лурда с женой Мартиной и нашими детьми Эглантиной, Лайонелом, Катери и Тимоти. У нас также останавливаются люди, чтобы собраться с силами, прежде чем вновь пуститься в путь. Этим утром я поставил ульи на склоне горы. Завтра перевезу их в другое место к другим цветам и ароматам. Наслаждаюсь тишиной вершин, влекущих меня через холмы к горизонту. Рядом летит пчела, жужжит у моего лица и, нагруженная пыльцой, возвращается к цветку. Ее жизнь похожа на партитуру. Она играет ноты своей наследственности, древнего порядка, передаваемого генетическим кодом. Ни пчела, ни какое-либо иное существо ничего не могут изменить в своем запрограммированном поведении. Но человек может. Человек может изменить свою судьбу к лучшему или к худшему. Я, сын алкоголика и брошенный ребенок, нанес удар судьбе. Я восстал против генетики. И горжусь этим.

После долгих лет борьбы я зарыл топор войны

При крещении меня назвали Филиппом, но все зовут меня Тимом из-за моего ирокезского имени Тимиди. Это переводится как «повелитель лошадей». Было труднее укротить свои обиды из прошлого, чем чистокровного дикого скакуна. Мою фамилию Генар можно перевести как «крепкий в надежде». Я всегда верил в чудеса. Эту надежду, которой никогда не терял даже в самой кромешной тьме, сегодня желаю и другим. От моих индейских предков я унаследовал устойчивость к головокружениям. Боюсь лишь одной пропасти, той, самой страшной, – пропасти ненависти к себе самому. Меня пугает только одно – что недостаточно люблю. Быть человеком значит быть мужественным. Быть любящим человеком значит быть еще мужественнее. После долгих лет борьбы я зарыл топор войны с собственным отцом, с самим собой и своим прошлым. Иногда сажусь в свой старый пикап и еду рассказывать желающим что-то из своей хаотичной биографии. Обычно это бывает где-то поблизости, но случается, что и в других местах по всей Франции или за рубежом, в школах и тюрьмах, в церквях и на встречах, на стадионах и площадях… Свидетельствую о том, что прощение – это самый трудный поступок… и самый достойный для человека. Вот моя самая прекрасная битва. Любовь – мой последний удар. Далее я иду уже по тропе мира.

Тима Генара (род. 1958 г. во Франции) в три года бросила мать: она привязала его к столбу и ушла навсегда. В пять лет отец чуть не забил его до смерти. Следующие два с половиной года он провел в больнице… Остаток детства Тим прожил в детских домах, у опекунов, в исправительных заведениях. В 12 лет он бежал в Париж, где перебивался, как мог. Вступил в преступную банду, был жиголо… Немного повзрослев, стал успешным боксером. В семнадцать повстречал «инопланетян», как он называл христиан. Иисус Христос постепенно вывернул его жизнь наизнанку…

Составлено по книге «На ринге с Богом»
credonews.org

для друку для друку