Заповедь, которую мы перестали понимать

10 zapovedej«Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх 20,8) Еще сто лет назад главным событием недели для огромного большинства крещеного человечества было воскресное богослужение, — а крещеные тогда и сами составляли на свете большинство.

На земле и сегодня остались места, где это по-прежнему так: за шестидневной текучкой будней наступает особенный день, прекращаются обычные труды, откладываются заботы, все наряжаются и отправляются на главную площадь селения или городка, квартала, — туда, где расположен храм.

Самое красивое, торжественное, благоустроенное место всегда и везде был храм, лишь единицам были доступны какие-то другие красоты и развлечения — балы, театры и так далее.
Сегодня развлечения нахлынули на нас лавиной: кино, театры, телевизор, дискотеки… Есть куда пойти, есть где «оттянуться». В результате многие из тех, кто считает себя христианами, богослужением пренебрегают.

Бабушки ходили, чтобы «душу отвести»; а наша душа и без того отведена достаточно далеко…
Однако заповедь «хранить субботу», т. е. посвящать один день в неделю Богу (у христиан это воскресение в память воскресения Христова), Господь нам дал не для того, чтобы мы слегка поразвлеклись после шести дней трудов. Ведь сказано не «отдыхай», «празднуй», «развлекайся», но «святи» — «Помни день субботний, чтобы святить его».

Но что означает само слово «святить», т. е. «освящать», «делать святым»? Что означает прежде всего само слово «святость»?

В Библии святость впервые упоминается в книге Исхода, и употребляется это слово сперва по отношению к земле: «Место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх 3,5).

Для положительной характеристики ранних персонажей — Еноха и Ноя — Священное Писание использует другие слова: «И ходил Енох пред Богом» (Быт 5,22.24), и: «Ной был человек праведный и непорочный в роде своем» (Быт 6,9). Ни Енох, ни Ной, ни патриархи — Авраам, Исаак и Иаков, и никто другой на страницах книги Бытия святым не назван.

Мы привыкли понимать под святостью прежде всего моральные качества личности, и это правильно; однако на страницах Библии святость впервые проявляется в совсем ином, неожиданном для нас свойстве: Бог, явившись Моисею в пылающем кусте, говорит ему: «Не подходи сюда, сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх 3,5). «Святая» значит здесь «особая», «не такая, как другие», «отдельная».

«Семитское слово кадеш (свящ. предмет, святость), которое происходит от корня, обозначающего, вероятно, „отрезать, отделить”, содержит идею отделения от мирского. Священные предметы — это те, к которым не прикасаются и к которым приближаются только при определенных условиях ритуальной чистоты» («Словарь Библейского Богословия» под редакцией Ксавье Леон-Дюфура, «Жизнь с Богом», Брюссель 1990, стр. 1007).

Бог Библии проявляет Себя прежде всего как отдельный от сотворенного Им мира. Отсюда такая нетерпимость к идолопоклонству, т. е. обожествлению мировых стихий и явлений. Библия это Откровение, Бог желает открыть нам Себя, и потому начинает с логически первоочередного: заявляет о Своей отдельности от мира.

Потому и святость прежде всего это нечто отдельное, отъединенное от всего остального. Этот мотив на страницах Библии прозвучит еще неоднократно, особенно настойчиво проявляясь по отношению к субботе: «Помни день субботний, чтобы святить его».

Упоминание о субботе и ее святости встречается в Ветхом Завете более семидесяти раз. Святить день субботний значит прежде всего проводить его не так, как остальные дни, помнить, что он не принадлежит обычному течению нашей жизни, но Господу.

Не надо думать, будто отделенность это и есть вся святость, как считали фарисеи, самодовольно замкнувшиеся в ограде ритуальных предписаний, но не надо думать и того, что можно достичь высокоморальной святости, полностью пренебрегая и отрицая всякую отделенность, всякий ритуал. С отделенности святость только начинается, но разве хоть что-нибудь происходит без начала?

Следует выделить для Бога в нашей жизни особое место, особое время, особые мысли и поступки. Вот первое правило для выполнения той сверхзадачи, которую Бог поставил перед нами: «Будьте святы, потому что Я свят» (Лев 11,45).

Вот для чего установлена «суббота», или праздник Господень, а не просто для того, чтобы дать людям повод поразвлечься. Ветхозаветная суббота прежде всего была напоминанием о Боге — Творце мироздания, Который «почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал» (Быт 2,2).

Здесь стоит обратить внимание на такой курьезный факт: казалось бы, чего же лучше? — Только и требуется, чтобы не работать! Но сама настойчивость, с какой Священное Писание напоминает о субботе, говорит о том, что «трудоголики» завелись на свете не сегодня.

В древности, как и теперь, людям казалось, что если вот чуть-чуть недоработаю, не доделаю, то мне не справиться с нуждой, не поспеть к сроку, и в этом — вторая важная причина, отвращающая нас от выполнения этой заповеди.

В старом немецком катехизисе я вычитал историю про одного бедного сапожника, который, ссылаясь на нужду, все время работал по воскресеньям. В конце концов священник предложил ему следующую сделку: перестань работать по воскресеньям хотя бы в течение одного месяца, а потом сосчитай свои убытки от этого, и я тебе их возмещу.

Когда прошел условленный срок, священник сам нашел сапожника и спросил: сколько я тебе должен?

— Что Вы! — отвечал сапожник, — за этот месяц я столько заработал, что мы даже смогли купить корову!

Поверите ли, я применил этот принцип в своей жизни, и он блестяще подтвердился. Попробуйте и вы!

Но дело ведь не только в том, чтобы исполнить некий долг. Пребывание с Богом, уединение с Богом от мира, от обычной жизни непременно наполняет душу радостью, и не случайно «суббота» в христианском катехизисе преобразилась в «праздник Господень».

Освящая день Господень, мы его празднуем, и для христиан этот праздник приобрел совсем особый смысл. Каждое воскресенье — а ведь одно слово чего стоит: воскресенье, воскресение! — мы собираемся у пасхального стола не просто для воспоминания о Боге и даже не просто ради встречи с Ним, но чтобы соединиться с Ним Самим в Евхаристии!
Подумайте, чтобы сделаться для нас доступным, Он принял плоть, а потом отдал Эту Плоть на распятие!

На праздник Воскресения Он призывает нас с высоты креста! Посмеем ли мы не откликнуться на этот призыв?

 Анри Мартен, terramariana.org

для друку для друку