Являются ли сплетни и злословие смертным грехом?

spletniСплетни – это, к сожалению, очень распространенный грех, противоречащий любви к ближнему, поскольку любовь ищет блага ближнего, в то время как сплетни преследуют иную цель – очернить, опорочить другого. Это также грех против справедливости, и поэтому раскаяние в нём требует её возмещения.

Святой Фома Аквинский говорил, что сплетни и злословие совпадают по материи и по форме, то есть по словесному выражению: и первое, и второе заключается в том, что ты скверно говоришь о ближнем без его ведома. Из-за этого сходства иногда их путают. Однако они различаются по цели. Злословящий имеет целью опорочить ближнего и поэтому с особой настойчивостью показывает те недостатки, которые могут очернить человека или хотя бы навредить его репутации. Сплетник же стремится разрушить дружбу, как говорится в Писании: «Где нет наушника, раздор угасает» (Притчи 26,20). Сплетник – «наушник» — подчеркивает в человеке те недостатки, которые могут настроить против него слушающего, — как говорится в том же Писании: «Человек грешник смутит друзей и поселит раздор между живущими в мире» (Сир 28,10).

В Катехизисе Католической Церкви о злословии упоминается в разделе о восьмой заповеди: «Не давай ложного свидетельства».

Уважение к репутации людей воспрещает любые поступки и слова, способные причинить им несправедливый ущерб. Например, в необоснованном суждении виновен тот, кто без серьезных на то оснований хотя бы даже молча признает моральный недостаток ближнего; в злословии виновен тот, кто без объективной и веской причины сообщает людям, ничего о том не знающим, о недостатках и проступках других. Грешит клеветой тот, кто ложными утверждениями наносит вред репутации других и дает пищу для неправильного о них суждения (ККЦ 2477).

«Чтобы избегать необоснованного суждения, каждый должен стараться толковать как можно более доброжелательным образом мысли, слова и поступки ближнего: всякий добрый христианин должен скорее поддерживать высказывания ближнего, нежели осуждать их: а если поддержать невозможно, пусть постарается узнать, какое значение тот придает своим словам, и если его понимание неправильно, надо с любовью исправить его; а если этого недостаточно, то надо искать все возможные средства, чтобы ближний понял и, поняв правильно, спасся» (ККЦ 2478).

«Злословие и клевета наносят ущерб репутации и чести ближнего. А честь — это социальное свидетельство о человеческом достоинстве, и каждый обладает естественным правом на честь своего имени, на свою репутацию и уважение к себе. Итак, злословие и клевета оскорбляют добродетели любви и справедливости» (ККЦ 2479).

Тяжесть этого греха измеряется тем, какой именно факт о ближнем распространяется или приписывается и какой ущерб это ему наносит. Поэтому нельзя установить четкие критерии для всех случаев.

Святой Игнатий Лойола считал тяжким (смертным) грехом разглашение чьего-либо скрытого греха, если для распространении этой информации нет веской причины. Если речь идет об уже известных фактах или же о фактах, которые в любом случае будут известными, то это обыденный грех.

Отметим, что злословие следует отличать от обязанности разглашения о таких недостатков ближнего, которые могут привести к серьезному урону для человеческого сообщества. При этом должно отсутствовать намерение очернить человека, но единственной целью должна быть именно защита общего блага. Например, сообщать родителям о поступках детей – это право и долг. Точно так же, когда речь идет о выборах кандидатов на ответственную должность, то разглашение их преступлений является долгом, во избежания вреда, какой они могут нанести обществу.

Радио Ватикана

для друку для друку