Является ли операция при внематочной беременности грехом?

abortЯвляется ли аборт (операция) при внематочной беременности грехом?

Ответ на этот непростой вопрос начнем с того, что церковное учительство в официальных документах еще не высказалось по этой конкретной теме. Вместе с тем учительство Церкви предлагает все необходимые элементы для того, чтобы можно было дать нравственную оценку в этой деликатной области биоэтики.

При внематочной беременности часто происходит естественная смерть эмбриона. В остальных же случаях единственно допустимым с точки зрения нравственности может быть операция, которая не представляет собой целенаправленного аборта, то есть искусственного прерывания беременности. Аборт не может считаться допустимым ни при каких обстоятельствах. Та ситуация, когда смерть эмбриона наступает в результате медицинского вмешательства для спасения жизни женщины, то есть происходит непреднамеренно, не является искусственным абортом. Это – следствие врачебных действий, целью которых ни в коей мере не должно быть уничтожение зародившейся жизни. Разумеется, в число действий, называемых терапевтическими, ни в коем случае не входит практикуемый часто прямой аборт, то есть убийство зачатого ребенка с целью спасения жизни матери. Терапевтическими же можно считать такие действия, как, например, разрезание, удаление маточной трубы или другие меры, направленные на остановку угрожающего жизни кровотечения у женщины. В данных ситуациях смерть эмбриона является предвиденным следствием, а не целью. Это вторичное следствие вмешательства неизбежно, но не преднамеренно, а само вмешательство не только допустимо, но необходимо и безотлагательно.

Сегодня врачи прибегают и к иной практике: к прямому аборту, то есть извлечению эмбриона, даже когда диагностика не показывает непосредственной угрозы для жизни матери. Эту практику оправдывают тем, что она сохраняет здоровье женщины, а также маточную трубу, не препятствуя таким образом возможности для женщины стать матерью в будущем. Однако такое извлечение эмбриона (его называют также выдавливанием), а также применение метотрексата является преднамеренным убийством, поскольку средством для достижения цели – сохранения репродуктивного здоровья матери – становится уничтожение, то есть убийство, эмбриона.

Некоторые сравнивают этот подход с «допустимой обороной». Но такое сравнение неуместно, поскольку эмбрион нельзя считать агрессором.

С самого момента зачатия эмбрион является человеком. Поэтому к нему следует относиться так же, как к любому человеку. Все люди имеют равное достоинство, их жизнь обладает одинаковой ценностью, о ком бы ни шла речь: о ребенке – родившемся или еще не родившемся, — о глубоком старике, о человеке в любом возрасте, который близок к смерти. Даже если эмбрион, развивающийся во время внематочной беременности, обречен, его жизнь так же ценна, как и жизнь обреченного взрослого.

 Некоторые ученые говорят о перспективе такого медицинского вмешательства, которое позволит перемещать эмбрион в место его естественного развития. Эта технология пока что только изучается.

Разумеется, в случае медицинского вмешательства, не являющегося преднамеренным абортом, ни врачи, ни сама женщина не несут никакой моральной вины. Но поскольку грех – это всегда следствие осознанного выбора, можно сказать, что в тех случаях, когда медики прибегают к преднамеренному аборту, не проинформировав об этом должным образом женщину или предоставив ей неполную и двусмысленную информацию, представив операцию как терапию или как единственный выбор, — то женщина также не имеет моральной вины, поскольку соглашается по неведению. 

Ватиканское радио

для друку для друку