«Пойти в семинарию? О нет!». Будущий священник — об истории своего призвания

Дьякон Андрей Богданович делится историей своего обращения и призвания.

«Господи, соделай меня инструментом твоего мира!» — так начинается одна из самых прекрасных христианских молитв, молитва св. Франциска Ассизского. И к этому призван каждый из нас: стать инструментом Его любви. Получая милосердие и мир от Бога, мы уже не можем оставаться в стороне от Его дел, мы чувствуем внутреннее желание и потребность делиться этим миром с ближними. В глубине души каждый из нас осознает, что будет по-настоящему счастлив, только полностью доверившись Его Воле, когда Бог сам выберет русло реки, ведущей к святости, в Царство Божье.

Современный мир как никогда нуждается в Святых. В святых супругах, святых родителях, в святых одиноких людях, но есть призвание особенное. Это призвание к священству и посвященной жизни. Много таких примеров в Новом завете: в призвании апостолов и учеников Христа, а также в Житии святых и учителей Церкви. Бог называл каждого по имени. Много мужчин рыбачило на Галилейском озере, но призваны были Петр и Андрей. Сколько фарисеев и книжников могли послужить делу Христа, но Он явился именно Павлу. И в этом великая тайна Божья. Он говорит с человеком по имени, в глубине сердца, один на один. Вопрос в том, как услышать этот голос. Как распознать, что он реален. Как найти смелость ответить ему.

11 ноября 2017 года в Пинской епархии произойдет особенное событие: сан священника Римско-католической Церкви примет Андрей Богданович. В 2011 году он ответил на призыв Бога и поступил в Межъепархиальную высшую духовную семинарию им. св. Фомы Аквинского в Пинске, 22 октября 2016 года принял рукоположение в дьяконы, и летом 2017 года начал служить в Гомеле. Сегодня будущий священник делится историей своего обращения и призвания.

— Сложно сказать, в какой момент я впервые увидел свое призвание, ощутил его. Да и не уверен, что это вообще был момент. Скорее процесс, путь. И нет конкретного мига в жизни, когда не видел призвание, не видел, а тут «бац!» — и вот оно.

Наверное, первые ещё детские мысли появились, когда 3-4 летним ребёнком наблюдал за действиями священника, почти ничего не понимая. Было просто что-то величественное и овеянное тайной в этих неспешных обрядах и молитвах Евхаристии. Было то, что завораживало, и естественно, что ребёнком я временами старался повторять действия священника, очень рано стал и служить при алтаре как министрант

Однако это был детский романтизм, ещё не призвание. Гораздо позже был в моей жизни период, когда вера и храм стали для меня как бы формальностью. Мне было 16, и хотелось жить для себя, быть как все. Я вёл не самую лучшую жизнь, совершал грехи и, как говорят, практически «забыл дорогу в храм». И для меня очень символично, что именно в этот момент моей жизни всё должно было измениться.

Несмотря на отход от веры, во мне оставалось многое от религиозного и морального воспитания, которое получил в детстве. Благодаря, в первую очередь, моим дедушке и бабушке, которые воспитывали меня как вторые родители. У них проводил я большую часть моего домашнего времени. И вот, когда мне было 16, умерла моя бабушка. Это была первая осознанная потеря близкого человека в моей жизни. Я до сих пор помню эту боль и переживания. И в тот момент я начал осознавать, что всё не может вот так заканчиваться смертью. И тогда мыслями вернулся в той вере, которая была важна для моей бабушки, для меня. К вере в Бога, дающего Воскресение и вечную жизнь. Так всё и началось…

Буквально через месяц наш настоятель предложил поехать с группой детей и молодёжи на день открытых дверей в семинарии. И я поехал. Именно там я увидел очень много людей живой веры, радостной молодёжи, прославление Бога танцем и пением, а также молодых людей, которые решили посвятить свою жизнь служению Богу. До этого я даже не знал о существовании семинарий и особо не задумывался о том, откуда же берутся священники. Тогда узнал. И в этом месте мне было уютно и комфортно, но и это ещё не было призванием. В тот же год для меня началась активная религиозная жизнь – паломничества, новые друзья с теми же интересами, познание жизни Церкви. Я твёрдо знал, что хочу быть христианином и хочу быть частью этой Церкви, а не просто «крещёным».

Когда спустя год после окончания школы наш настоятель спросил меня: «Может, пойдёшь в семинарию», – то я уверенно сказал: «Нет!» Да-да, я сказал: «Нет, может, потом, может, после университета…» И до сих пор не могу забыть реакции настоятеля. Он не уговаривал, не сердился. Он просто махнул рукой и сказал: «А, если так говоришь, то не будет из тебя священника!»

В наш костёл ксёндз приезжал в воскресенье, и разговор происходил именно в этот день. И до его следующего приезда я всю неделю ходил задумавшись. Главным аргументом, наверное, на тот момент был целибат священников. Я вырос в большой семье, и невозможность в будущем создать свою семью была для меня сложной. А с другой стороны, где-то в глубине души скреблось чувство, что Бог хотел бы, чтобы я принял этот путь, да и в себе я чувствовал желание служить Ему и людям. Этот путь был для меня «тёмным лесом», где я ничего не знал, тогда как университет, семья, работа – все так жили, и это было привычно и понятно. Всё решило то, что я такой человек, который не хотел бы всю жизнь жалеть о неправильном выборе. Поскольку университет для меня казался более лёгким и привычным, то я решил, что тут я всегда успею, а вот в семинарию потом точно не решусь. Поэтому решил рискнуть!

В следующее воскресение к настоятелю я подошёл, попросить характеристику. Он удивился, спросил: «Какую? Куда?» И когда я рассказал о выборе, он был искренне рад. Я рискнул, и хотя много было за эти годы кризисов, переживаний, сомнений, но я не сомневаюсь, что выбрал свой путь!

— Таким образом Вы нашли своё призвание. А как это может происходить у других, ведь каждая история индивидуальна. Существуют ли конкретные знаки, указывающие на то, что Бог действительно призывает тебя к священству?

— У кого-то это долгий процесс обдумывания, рассмотрение доводов, а у кого-то цветочный горшок на голову падает и вот решение – иду в семинарию! Это конечно шутка, но со своею долей правды. А вообще в деле распознания своего призвания важны несколько вещей. Во-первых, как бы привычно не звучало, но это и в самом деле молитва. Просьба к Богу о распознании призвания и просьба о Духе Святом. Это и в самом деле важно. Может не в ту же минуту, не в тот же день, но Бог даст знак верного пути.

Во-вторых, на Бога надейся, а сам не плошай! Важно обдумать все пути, среди которых нужно выбирать. Именно ВСЕ пути! Многие путь к священству даже не рассматривают, думают, что это точно не для них, не допускают даже возможности, что Бог может призвать и их. И в результате такого обдумывания каждой дороги, важно ответить себе на вопрос: «Буду ли я на ней счастлив?» Если абсолютно точно нет, то не стоит и начинать. Кому нужен несчастливый и вечно ноющий специалист не на своём месте в жизни?!

И в третьих, только идя своим путём, мы можем полностью себя реализовать. Если в жизни видим знаки, которые показывают наш духовный, личностный рост, то есть вероятность, что ты сделал правильный выбор в своей жизни.

— Дьякон Андрей, исходя из своего личного опыта, что бы Вы могли посоветовать молодым людям, задумывающимся о призвании к священству или посвященной жизни?

— Всем тем, кто хоть немного чувствует в себе хотя бы намёк на призвание к священству или монашеству, следует хотя бы подумать о такой возможности. Это трудный и опасный путь, в нём легко столкнуться с непониманием даже самых близких, с неблагодарностью и даже с презрением. Но в то же время, если есть хоть «искра» того, что это ваше, то это возможность обрести без сомнений самое прекрасное и необыкновенное призвание и приключение в вашей жизни. Оно на самом деле стоит того, чтобы его принять. Главное не бояться!

Святой Иоанн Павел II называл священство даром и тайной. Дар – как безвозмездный подарок от Бога, равного которому просто не существует. И тайна, которую до конца мы никогда не поймём. Но это дар и тайна, которые на самом деле могут дать ощущение мира и счастья для такого множества людей, которые слышат в сердце голос призвания! Я знаю, что говорю, потому что я — один из них!

И вообще, поиск призвания я бы выразил через такую ассоциацию… Каждого человека можем сравнить с музыкальным инструментом. Например с… фортепиано. Фортепиано создано для того, чтобы на нём играли, а иначе — оно никому не нужный громоздкий предмет, занимающий уйму полезного места. Господь Бог — великолепный пианист-виртуоз. Для каждого фортепиано у Него есть неповторимая мелодия, которая будет звучать идеально только в исполнении того инструмента, для которого задумана. Любая другая мелодия будет не такой прекрасной. А если фортепиано будет ещё и пытаться само вставить ту или иную ноту в произведение, то мелодия получиться довольно-таки посредственной.

Бог допускает любой наш выбор, однако за последствия отвечать только нам. Можем пытаться играть любую мелодию нашей жизни, но по-настоящему полной и совершенной она будет только если мы доверимся опытным пальцам пианиста и позволим Ему себя вести. Как в вальсе… Но это уже совсем другая ассоциация!

katolik-gomel.by

для друку для друку