Почему Церковь осуждает суррогатное материнство, описанное даже в Библии?

surrogatnoe1Почему Церковь осуждает суррогатное материнство? Ведь эта практика описана даже в Библии: служанка Валла рожает ребенка для Рахили. 

Насколько уместно в вопросе суррогатного материнства приводить подобные примеры из Ветхого завета?

История из Книги Бытия гласит:

«И увидела Рахиль, что она не рождает детей Иакову, и позавидовала Рахиль сестре своей, и сказала Иакову: дай мне детей, а если не так, я умираю. Иаков разгневался на Рахиль и сказал: разве я Бог, Который не дал тебе плода чрева? Она сказала: вот служанка моя Валла; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от нее.
И дала она Валлу, служанку свою, в жену ему; и вошел к ней Иаков.
Валла зачала и родила Иакову сына. И сказала Рахиль: судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына. Посему нарекла ему имя: Дан.
И еще зачала и родила Валла, служанка Рахилина, другого сына Иакову» (Быт 30, 3 и далее).  

Этот пример — не единственный. Дальше идет похожая история с Лией, а до этого, в 16 главе, описывается история Сары, для которой вынашивала ребенка Агарь.

Все эти примеры непременно цитируются российскими сайтами, рекламирующими постыдный бизнес аренды матки, который был осужден даже Европарламентом как тяжкое нарушение прав человека.

Вероятно, центры репродуктивных технологий, предлагающие услуги суррогатных матерей, библейскими цитатами желают привлечь не очень искушенных в основах веры и нравственности людей, которые затрудняются дать оценку этому феномену с точки зрения своей веры и имеют очень отдаленное представление о Священном Писании.

Вот что читаем на сайте, пропагандирующем услуги суррогатных матерей (сохранена пунктуация источника):

«Все, что приводит к приходу в этот мир нового человека, богоугодно, этично и морально допустимо. Бог есть Любовь — в этой фразе выражена суть христианства, морально-этическая основа нашей цивилизации. К сожалению, фарисеи, кичащиеся своей «праведностью» и «знанием» Священного писания не перевелись и по сей день. Они позволяют навязывать обществу свое личное, хоть и освященное их саном мнение по поводу суррогатного материнства — как правило, резко отрицательное. Остается только посоветовать им обратиться к Библии, а именно, к Ветхому Завету, главной священной книге иудеев, христиан и магометан. Сара, жена Аврама (Саррой и Авраамом они станут называться чуть позже), была бесплодна и наняла свою служанку Агарь, чтобы она выносила ребенка Авраама. У Агари родился сын, которого нарекли Исмаилом. Сара приняла его в семью как родного. Это и был первый ребенок, родившийся по программе суррогатного материнства».

Итак, что общего находят авторы рекламных статей между суррогатным материнством и описанными библейскими историями? Вероятно, сходство заключается в том факте, что в этих историях женщины, которым не удается родить ребенка, обращаются к другой женщине для того, чтобы иметь ребенка. Но до какой степени это можно назвать сходством?

Сара не может зачать, и она, согласно 16-й главе Бытия, дает свою служанку Агарь в жены своему мужу Аврааму. От него Агарь зачинает, а затем происходит конфликт между двумя женщинами: Сара начинает притеснять Агарь, и Агарь убегает от своей госпожи. Потом все же возвращается и рожает ребенка. «Агарь родила Авраму сына, — читаем в 15-м стихе, — и нарек Аврам имя сыну своему, рожденному от Агари: Измаил». Следует обратить внимание на четкую формулировку материнства и отцовства: выносившая сына Агарь – мать, Аврам – отец.

Если уж приводить этот отрывок для обоснования таких серьезных феноменов, как суррогатное материнство, то необходимо обращать внимание на все детали. Остановимся особенно на втором стихе 16 главы: «И сказала Сара Авраму: вот, Господь заключил чрево мое, чтобы мне не рождать; войди же к служанке моей: может быть, я буду иметь детей от нее».  Здесь употребленное в еврейском оригинале слово двусмысленно, поскольку, согласно библеистам, оно может означать как «иметь ребенка от нее», в том смысле, что Агарь родит ребенка, который будет для Сары как бы ее собственный, или же может означать «буду ею восстановлена», в том смысле что благодаря этой процедуре бесплодие Сары будет преодолено, будет воссоздано плодородие. Напомним, что в мидраше говорится: «Тот, у кого нет детей, — как будто разрушен». Таким образом, эти слова Сары можно истолковать как надежду быть «воссозданной», «восстановленной» в своем плодородии.

В практике суррогатного материнства мать, давшая в аренду утробу, исчезает с горизонта, в то время как в библейской истории мать продолжает быть персонажем событий. В случае с Рахилью происходит точно так же: Валла остается в семье, рождает еще одного ребенка, а после смерти Рахили, согласно толкователям Талмуда, Иаков переносит свое ложе в шатер Валлы. Валла остается полноценным персонажем событий, связанных с её сыновьями, и в списке сыновей Иакова ее имя стоит рядом с выношенными ею детьми так же, как и имя Рахили рядом с теми, кого родила сама Рахиль. В истории Сары и Агари и после родов наступает конфликт, в конце концов Сара изгоняет Агарь. Но именно Агарь остается матерью Измаила. В обоих случаях — в историях с Рахилью и Сарой – материнство принадлежит выносившей ребенка матери, несмотря на то что и Агарь, и Валла рожают ребенка для другой женщины. В обоих случаях говорится, что служанка была «дана в жены» — соответственно Авраму и Иакову. В обоих случаях участь этих служанок тесно связана с участью своих хозяек. Естественная связь между матерью и ребенком не прекращается. Все это радикально отличается от того, с чем мы сталкиваемся в случае суррогатного материнства, которое разрывает естественную связь ребенка с выносившей его женщиной. Помимо нравственных соображений, об этой противоестественности свидетельствуют многочисленные правовые споры и конфликты, возникающие между суррогатной матерью и заказчиками. Зыбкая правовая основа, допускающая суррогатное материнство, ни в одном случае не застраховывает родившую женщину от притязания на дитя, и изъятие детей у суррогатных матерей возможен лишь благодаря унизительным сделкам, тяжко нарушающим права и достоинство женщины.

surrogatnoe

Вот существенное отличие суррогатного материнства от историй,  рассказанных в Библии: разумеется, дети зачинались совершенно естественным путем соития супруга и служанки. Если уж рекламировать этот способ с помощью библейских примеров, то к чему дорогостоящие процедуры, когда можно поступить в точности по тексту? Сама абсурдность этого предположения красноречиво подчеркивает противоестественный характер предлагаемой услуги суррогатного материнства.

Наконец, библейская модель патриархальной семьи основана на фигуре плодоносного мужчины, и в рассказанных историях речь идет о бесплодии женщины. Увы, далеко не всегда это похоже на ситуацию тех, кто прибегает сегодня к услугам суррогатных матерей.

Радио Ватикана

для друку для друку