Он — Господь Бог мой. Первая Божья заповедь

bog«… Без Меня не можете делать ничего»  Ин 15, 5

Мир прельщает нас, испытывая нашу веру в Единого Бога. Современный плюрализм мнений доводит наше общество до абсурда и отчаяния. Многое, что было очевидным для нашего поколения, вызывает сомнения и споры у современников. Я не оцениваю, хорошо это или плохо. Интересен сам путь, который должно проделать наше общество, чтобы сохранить простые принципы человечности и солидарности.

Недавно в нашем храме мы с шестилетними детьми подготовили сценку, в которой необходимо было нарисовать портрет Бога.

Каждый ребёнок нарисовал Бога таким, каким Его представлял. Миша нарисовал Бога с большими глазами, потому что Он видит всех. Яна нарисовала Бога с большими руками и с большим рюкзаком, потому что люди вечно просят многого у Бога, а Он спешит им на помощь и раздаёт подарки.

Маша нарисовала Бога, как доктора – в белом халате, ведь Он постоянно исцеляет от болезней. Настя нарисовала Бога грозным дедушкой, что сидит в небе на троне с бородой седой, как дым. Сердито смотрит на людей, для неё Он – Грозный Бог, Он – Царь царей.

А вот Ванюша не нарисовал портрет Бога, и на вопрос «почему?», ответил, что не может он поместить на бумаге всё величие Божие; он только может, задыхаясь от восторга, думать о красоте и славе Божьей. В конце сценки мы обратились к нашим взрослым прихожанам: «А как бы вы нарисовали портрет Бога?»…

В самом деле, Бог, в которого я верую, – какой Он? Человек становится подобным божеству, которому поклоняется. Сегодня стоило бы задаться вопросом: Бог, в которого я верую, – Кто Он? Первая Божья заповедь гласит: «Я Господь Бог твой: да не будет у тебя других богов, кроме Меня». Бог хочет, чтобы мы Его возлюбили всем сердцем, всей душою и всем разумением своим и изо всех сил своих.

Слово «всё» содержит в себе некую притягательную силу для нас, особенно, когда это касается сферы обладания, – оно заключает в себе насыщение, изобилие и исполнение. С другой стороны, когда слово «всё» относится к нам, тогда это предложение, просьба будит в нас чувство беспокойства. Не хочется ничего отдавать, терять без определённых гарантий. Бог понимает нас и поэтому вошёл с нами в Завет. Его Слово, а теперь уже и Его Единородный Сын являются гарантами Завета. Первая Заповедь является основополагающей, определяющей и решающей заповедью.

Она – отправная точка и конечная цель. Если Господь мой Бог, тогда я не буду произносить Его Имя напрасно и буду помнить и чтить день Господень, потому что Он – мой Бог, а я – Его народ. Если Он Бог мой, я буду почитать своих родителей, не буду убивать, красть, прелюбодействовать, лжесвидетельствовать и желать ничего чужого, потому что Он – Господь Бог мой, а я – Его народ.

Когда мы строим, входим в определённые отношения с другими людьми, мы задаёмся вопросом: «Кто я в этих отношениях?» В дальнейшем, в зависимости от ответа, мы решаемся на продолжение отношений или разрываем их. Мне кажется, проблема многих моих современников заключается в том, что они не могут определиться: «Кто я в отношениях с Богом?».

Технический прогресс, улучшение материального благосостояния людей, множество возможностей, которые появились перед нами, вскружили нам голову. Отрицание этих отношений или нежелание входить в них говорят о нашей потерянности. Общаясь с разными людьми, я всё больше убеждаюсь в том, что слова о том, что человек любим и спасаем Богом, для многих ничего не значат.

Мы отчаянно нуждаемся в любви, но не хотим признаться в этом, нам кажется, что это делает нас уязвимыми и слабыми. Увы, опыт земной любви у нас не всегда удачен. Что такое настоящая любовь? Мне не хочется давать субъективного определения. Любовь надо чувствовать, испытывать, переживать. Я не могу передать ощущения от прикосновения к маме или чувства, которые всплывают во мне при мысли об отце или других близких моему сердцу людей.

Надо войти в отношения, чтобы приобрести опыт. Для этого нужны смелость и доверие. Чаще всего мы разочарованы в любви, и это накладывает свой отпечаток на наши отношения с Богом и ближними. Наше представление о любви или заниженное, или завышенное; единственное, в чем мы уверены, так это в том, чего мы хотим для себя. Чаще всего именно это соблазняет нас и вводит в заблуждение. Но мы должны помнить всегда о том, что мы – слабость Бога. В руках у каждого из нас есть мощное оружие «право выбора». Мы можем им воспользоваться во благо – защищаясь от злого или во вред себе – отдаляясь от Бога.

Мы видим, до чего отрицание и максимальная изоляция от христианских ценностей довели народы Европы. Индивидуализм привёл к утрате сил, к духовной дряхлости, моральному упадку и идолопоклонству. В чём наша сила? Зло, не называемое по имени, проникло глубоко в общественное сознание. Размывание границ между добром и злом стало нормой для нас. «А что в этом плохого?», – спрашивают меня ученики. Отвечая на их вопрос, спрашиваю я: «А что в этом хорошего?». В ответ – молчание…

Зло просачивается в жизнь детей через компьютерные игры. Дети сами запутались, в какие игры им играть, а в какие – нет. Часто мои ученики советуются со мной, можно ли играть в ту или иную игру. Я – не эксперт по компьютерным играм, но элементарные знания о них я нахожу в Интернете.

Описание многих игр поражает, я не понимаю, складывается такое ощущение, что кто-то систематично и целенаправленно стремится формировать в детях извращённые ценности. Опасность состоит в том, что добро перемешано со злом, и в итоге не понятно, в чём же смысл победы. Вот описание одной игры, в которую играл мой ученик – 10-летний Максим. Всё начиналось очень даже интересно.

Доблестный герой, схваченный психопатом-садистом, сражался с ним, потом долго спасал своих друзей, в конце концов убил психопата. В итоге он должен был поклониться в храме какому-то божеству, совершить ритуальный сексуальный акт с девушкой, которая забеременеет от него. Наш «герой», в конце концов, должен совершить выбор – убить девушку, которая беременна от него, или спасённых друзей. И даже если он решается убить друзей, в итоге девушка всё равно убивает его. Бред, просто полный бред, а не игра.

Максим был на стадии спасания своих друзей, не знаю, что он выбрал – продолжать игру или нет. Я не ищу виноватых. Для кого-то это всего лишь бизнес, для кого-то – целенаправленная деградация детей. Порою мы больше сил растрачиваем на поиск виноватых, чем на решение проблемы.

Как помочь детям? Как научить их выбирать? Если у детей нет чувства Бога, нет авторитета, внутреннего стержня, ориентира, нет чувства святого, чувства собственного достоинства – нет и будущего. Они станут жертвами современных идолов.

Недавно я прочла в записках трезвеющего наркомана его признание: «Мне казалось, что наркотики помогут развиться духовно». Под этим высказыванием могут подписаться многие зависимые люди.

Проблемы, кризисные ситуации, разочарование, депрессия, апатия побуждают нас к пониманию того, что мы отчаянно нуждаемся в своём Создателе – Боге. Наша судьба в наших руках, но мы не должны решать проблемы «по-своему». Мы призваны искать Истину и познавать Её.

Нам надо отойти от всего, что соблазняет нас и притупляет нашу бдительность, от всего, что лишает нас человеческого достоинства. Невозможно развиваться духовно в грехе. Духовная тоска родилась вместе с нами. Мы не успокоим томление духа достигнутым успехом, материальным благополучием, потому что «не хлебом одним будет жить человек». Не успокоят нас покорённые «вершины» – успех и слава.

Этого слишком мало для нас. Наше достоинство в Боге. Почему мы постоянно пытаемся доказывать себе и другим, что мы чего-то стоим, что мы что-то можем без Бога? Нас ждёт разочарование, как и наших предшественников, чей путь мы повторяем. Вспомним тех, кто утонул в водах всемирного потопа, строителей Вавилонской башни, жителей Содома и Гоморры…

Столько примеров, а мы думаем, авось, пронесёт. Не пронесёт. Потому что наш мир хоть и кажется хаотичным, но в нем действуют простые причинно-следственные принципы. Иисус говорит: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин 15, 5). Просто, доступно и однозначно.

В сентябре минувшего года в Риме прошла встреча катехизаторов со всего нашего многоликого католического мира. Затронул меня вопрос, который задали катехизаторам: как удалось двенадцати апостолам зажечь весь мир Светом Евангелия, а нам – более одного миллиарда христиан – не удаётся вызвать интерес к евангельским ценностям наших современников? Вы поймите меня правильно, я пытаюсь найти ответ, а не осудить.

Почему мы, верующие во Единого Бога, принимающие святые Таинства можем «лечиться» у бабки-шептушки, смотреть «битву экстрасенсов», баловаться гороскопами, неосмотрительно носить на себе или покупать детям и внукам одежду с сатанинской, ньюэйджевской символикой, иметь дома амулетики, талисманчики и разную «способную обогатить» нас ерунду (жуки скарабеи, голубые слоники, черепашки на монетах, Будды и т. д.)? Почему мы до сих пор «носимся» с подковами, «верим» в гадание и в пустое мусорное ведро? Стучим по голове, если рядом нет дерева? Почему мы лечимся гомеопатическими лекарствами?

Вы можете сказать: «Сестра, да это просто шалости, по сравнению с грехами мира». Может быть, и шалости для мира, а для нас, христиан, всё это неприемлемо, оно разрушает нас изнутри. Мы не так радикальны, как первые христиане; если они отошли от всего бесовского, то они отошли однозначно, а нам нравится заигрывать со злом… «Не искушай Господа Бога твоего» (Мф 4, 7).

Наши христианские ценности стали доблестной историей для нас, которой мы гордимся, но повторить слабо. Нам кажется, что вера – это часть нашего фольклора, национальное достояние, добрая старая традиция. Если бы всё было так просто… Потеряв живую веру, мы теряем себя, свою самобытность и достоинство. Не передавая веру, мы теряем поколение.

с. Нунэ Титоян, sestrymsf.ru

для друку для друку