Новый астероид назвали в честь католического священника

о. Кристофер Корбалли

Астрономическая обсерватория в Тусоне (штат Аризона, США) присвоила новому астероиду имя ныне живущего католического священника, 74-летнего сотрудника обсерватории Ватикана, который прославился изучением звезд и галактик, сообщает catholicnewsagency.

Теперь где-то между Марсом и Юпитером в космосе летит каменный астероид, названный именем отца Кристофера Корбалли (Christopher Corbally). Сам отец Корбалли, по его словам, был «ошеломлен» известием о присвоении его имени астероиду 119248. «Я ведь не имею отношения к астероидам, я занимаюсь звездами», смиренно напоминает он в интервью изданию CNA.

74-летний священник и ученый прославился своим вкладом в знания о строении крупных звездных систем и галактик, в спектральную классификацию звезд, в теории образования звезд и даже в технологии создания современных телескопов – хотя астероидами он никогда не занимался.

По определению НАСА, астероиды «являются скальными безвоздушными образованиями, оставшимися от раннего формирования нашей солнечной системы около 4,6 миллиардов лет назад». В настоящее время астрономы обнаружили уже 958 915 астероидов от 10 метров до 500 км в диаметре. Международный астрономический союз (МАС) ввел строгие правила наименования «малых планет», как их еще называют. На официальном веб-сайте МАС говорится, что название астероида должно содержать не более 16 символов. В идеале это должно быть одно слово, удобное для произношения, не несущее оскорбительных коннотаций и существенно отличающееся от известных имен. Астероиды нельзя называть в честь политических и военных деятелей до истечения столетия с даты их смерти, а также в честь коммерческих компаний. Не разрешается также называть их в честь домашних питомцев.

Астероид 119248 Corbally был обнаружен американским астрономом Роем Такером (Roy Tucker) еще 10 сентября 2001 года с помощью телескопа Гудрикке-Пиготтской обсерватории в Тусоне. Сам отец Корбалли пользовался электронно-оптическими камерами Такера для изучения звездных спектров в обсерватории Китт-Пик к юго-западу от Тусона, а также работал на Ватиканском высокотехнологичном телескопе (VATT) в обсерватории Грэм в юго-восточной Аризоне. Ему довелось работать с Такером в проекте изучения небесных тел различной яркости. Он стал штатным астрономом-исследователем обсерватории Ватикана в Тусоне в 1983 году, а оставил ее в 2012 году в должности вице-директора исследовательской группы. Он член Общества Иисуса, был рукоположен в 1976 году и стал шестнадцатым иезуитом, в честь которых названы малые планеты. Наиболее видные из них – основатель Ордена иезуитов Святой Игнатий (1491-1556), аргентинский астроном Буэнавентура Суарес (1678-1750) и австрийский миссионер в Китае Иоганн Грюбер (1623-1680).

«Я мало что знаю об этом астероиде, – с улыбкой признается отец Корбалли. – В диаметре он порядка мили или чуть меньше – то есть это малое небесное тело. Его видно в среднем диапазоне яркости – свет не самый слабый и не самый яркий. Мое имя, как и имена других иезуитов, наверное, выглядит немного эксцентрично в космических реестрах. Не знаю, насколько они там уместны. Сам астероид кружится между Юпитером и Марсом в так называемом Главном поясе астероидов. Там у астероидов орбита не столь правильная, как у Земли – с эксцентриситетом, как это у нас называется. Там целый рой подобных астероидов. Это остатки материала от строительства солнца и ближних планет – Меркурия, Венеры, Земли и Марса. После них уже образовались планеты-гиганты – Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун».

Отец Корбалли родился в Лондоне и заинтересовался астрономией в колледже иезуитов в Стонихерст (графство Ланкашир). «Чудесное чистое небо в деревенской глуши, – вспоминает священник. – Бездонные глубины ночного неба, не мешают облака. Ясный воздух, прекрасная видимость, а звезды такие ошеломляющие». В то время мама присылала ему почтой статьи о ночном небе, а он ночи напролет изучал его невооруженным глазом, пока школьный телескоп был неисправен.

По мнению отца Корбалли, живущего ныне в Аризоне, его астероид, возможно, будет существовать еще долго после того, как все ныне живущие на Земле отойдут в вечность. «Конечно, он всегда может внезапно сойти с орбиты, как это иной раз случается – ведь Юпитер создает колоссальные возмущения в гравитации – либо может столкнуться с другим астероидом, – говорит священник. – Хотя места в этом поясе хватает для всех. Там миллионы астероидов счастливо бродят во мраке. Мы не в силах представить, сколь бездонны тамошние пространства».

Сергей Игнатов, Седмица.Ru

для друку для друку