Наталья Радько: страшно ли быть мамой священника?

Очередная публикация из цикла «Церковь с человеческим лицом» посвящена Наталье Викторовне Радько, маме отца Даниила Радько, который несёт пастырское служение в качестве викарного священника в приходе Успения Пресвятой Девы Марии в Нижнем Новгороде. Просто ли понять и принять выбор сына? Об этом она рассказала рускатолик.рф.

— Наталья Викторовна, когда и где вы родились? В вашей семье были верующие?

— Родилась я на Украине 21 сентября 1955 года. Когда мне исполнилось 8 лет, мы переехали в Латвию. Там я окончила школу и затем поступила в институт в Москве, МГПИ им. В.И. Ленина.

Католиков в нашей семье не было. Знаю только, что родная сестра маминой бабушки была игуменьей в православном монастыре. Я воцерковлённой не была и, как большинство моих ровесников, имела весьма смутные представления о вере.

— Но решение вашего сына стать священником вряд ли было спонтанным. Откуда же оно пришло?

— Даниил говорит, что, когда он впервые пришёл в храм и увидел отца Августина, то подумал, что вот так он бы хотел встретить старость. На тот момент ему было лет 19-20. А я, даже когда просто стою рядом с отцом Августином, чувствую такой покой на душе! Он часто давал мне советы в трудные моменты (когда моя мама умерла, когда Даниил был серьёзно болен).

Решение сына стать католическим священником было для меня громом среди ясного неба. Очень переживала (как же внуки? пресловутый стакан воды?), но особо на него не давила. Иногда задавала какие-то вопросы по этому поводу, но получала очень вразумительные ответы.

Вспомнился такой эпизод. Я отдыхала в Греции, нашла на территории отеля чью-то заколку для волос и отнесла её охраннику. На следующий день я звонила домой и узнала, что сын окончательно принял решение идти в семинарию, расстроенная пришла в отель. Вдруг подходит женщина, благодарит за заколку и начинает беседу. Она полька, живёт во Франции, говорит по-русски. Что-то рассказывала о себе (видно хотелось поупражняться в языке), а я под впечатлением от новости поделилась своей «бедой». И вдруг она говорит: «Ну ты же эгоистка!» Я не обиделась, но мне было странно, что она как мать не поняла меня. После этого прошел как минимум год, сын уже учился в семинарии, и вдруг я слышу в проповеди отца Сергея Тимашова слова: «Бог любит каждого: тебя, тех, кого ты любишь, и тех, кого ты не любишь. И если он посылает тебе встречи с такими людьми, задумайся, для чего!» В памяти сразу возникла эта встреча с полькой и её слова. И действительно: я же за себя испугалась. Что я останусь без внуков и стакана воды. С тех пор я очень внимательно слушаю проповеди и часто нахожу в них ответы на многие возникающие вопросы.

— Каково это, быть мамой священника? Что это значит для вас?

— Когда Даниил поступил в семинарию, я съездила к нему, поняла, что ему там хорошо, и успокоилась. А ещё я увидела, как страдают те, чьи родные не одобрили выбора своих детей…

Когда сын приезжал на каникулы, я, чтобы подольше побыть с ним, стала ездить с ним в храм. И в какой-то момент (уже без него) я почувствовала, что меня «тянет» в храм! Честно скажу, я долго боролась, с этим чувством… И только когда он окончил 3-й курс, я приняла решение идти на катехизацию.

Ещё хотела рассказать, об одном, как мне кажется, важном моменте. Дане было года четыре, он уже умел читать. Подходит ко мне и держит в одной руке Детскую Библию (тогда из гуманитарной помощи всем раздавали), а в другой – тоже детская научно-популярная «Земля и человек». Говорит: «Мама, в Библии написано, что землю Бог сделал, а в другой книге пишут, что был взрыв, всё закрутилось, завертелось и получилась Земля. Где правда?» Я в этот момент занималась домашними делами и вообще никогда на эту тему не размышляла, и вдруг я ему говорю: «Сыночка, в одной книге написано, кто Землю сделал, а в другой – как Он её сделал». Его ответ устроил, и он пошёл дальше читать, а я осталась в полном недоумении. Было ощущение того, что я только озвучила чью-то мысль. Теперь я понимаю, чью. И что уже тогда надо было задуматься, к чему это.

— Вы очень хорошо держались во время рукоположения сына. Что вы чувствовали в этот момент?

— Что я чувствовала во время рукоположения? Радость! Но не бурную, громкую, а тихую и всеобъемлющую. Такую радость я испытала, когда сын родился, и я увидела его первый раз. Конечно, я им горжусь! Наверное, это нехорошо…

— Что нужно знать мамам, сыновья которых могут не оправдать желаний иметь внуков, а решат стать священниками?

— Часто от людей слышу, что я отдала единственного сына Богу. Да это Бог мне дал такого сына! И я понимаю, какое это доверие и какая ответственность! И чем раньше мамы поймут это, тем лучше будет для всех. Нельзя в детях реализовывать свои амбиции, свои планы. Надо быть внимательными к своим детям, чтобы помочь осуществить то, что им предназначено свыше.

Беседовала Ольга Хруль

для друку для друку