Монахини «на передовой» борьбы с пандемией коронавируса

Пока пандемия COVID-19 продолжает распространяться, монахини по всему миру трудятся в таких областях как просвещение и профилактика, забота о бедных, больных и престарелых.

В беседе с порталом Crux исполнительный секретарь Международного совета Генеральных Настоятельниц (UISG) Пэт Мюррей сказала, что общины сестёр стоят «на передовой» и в усилиях по предотвращению распространения коронавируса, и в заботе о тех, кто болен.

«Да, буквально «на линии фронта», потому что они или готовятся отразить волну инфекции или лечат заболевших, так что они на передовой этого сражения, особенно в бедных регионах мира», — сказала Мюррей.

Как объединение монашествующих UISG включает около 2 000 женских конгрегаций по всему миру. А каждая из этих конгрегаций имеет свои общины, разбросанные по разным континентам и работающие в разных направлениях, чтобы бороться с коронавирусом.

Многие монахини работают как врачи или медсёстры, чаще всего в маленьких больницах в сельских районах Африки и Азии, а также в стационарных и передвижных клиниках и центрах здоровья, обучая способам профилактики и оказывая медицинскую помощь тем, кто нуждается.

Пока на Севере (имеется ввиду не географическое, а политико-социальное деление мира на богатый индустриально развитый Север и бедный сельскохозяйственный Юг – прим. пер.) монахини уже вовлечены в активную борьбу с коронавирусом, сёстры в других частях мира деятельно готовятся противостоять наступающей инфекции. Так, они прилагают все усилия, чтобы обеспечить необходимым оборудованием те центры, в которых работают, «что в некоторых случаях бывает чрезвычайно трудно», говорит Пэт Мюррей, отмечая, что на Юге многим сёстрам исключительно трудно найти такие необходимые вещи, как аппараты искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) и даже медицинские маски. В результате, они иногда просто ходят по домам, помогая семьям сделать защитные маски из подручных материалов.

Сёстры активно работают в трущобах и маленьких деревнях в бедных странах, проводя просветительские кампании о гигиене и распространяя листовки о мерах профилактики, которых необходимо придерживаться. Тем, кто не умеет читать, они сами рассказывают об этом и показывают, что и как нужно делать.

Мюррей привела конкретный пример, как сёстры, работающие в одной из стран Африки, учат людей правильно мыть руки: у единственного в округе колодца, к которому люди приходят за водой за многие километры, они поставили деревянную рамку с пластиковой бутылкой, которая служит рукомойником. В Индии сёстры, работающие в центрах раздачи еды, чертят на песке линии, чтобы те, кто пришёл за едой держали необходимую дистанцию, а не толпились, стараясь попасть в начало очереди.

Еду раздают не только монахини, но также НКО, и другие организации. Однако в некоторых случаях, сказала Мюррей, сёстры делятся с бедными своей собственной едой, «выходя на улицы» и предлагая то что у них есть нищим и тем, кому не на что купить продукты.

Сёстры, работающие в школах и приходах, находят «нестандартные способы» продолжать свои учебные программы, рассказывает Мюррей, отмечая, что монахини, не только организуют онлайн курсы, как это делают многие другие учителя, но также предлагают духовное руководство и наставничество, ведут молитвенные онлайн группы и духовные упражнения.

Монахини также прилагают много усилий для поддержания контактов с пожилыми людьми, чтобы убедиться, что те не одиноки. А сёстры, работающие с беженцами, мигрантами и жертвами торговли людьми, находят способы «оставаться на связи», чтобы убедиться, что с их подопечными всё благополучно. Сёстры не только обеспечивают их едой, медикаментами и обучением, но и стараются «быть с ними в молитве, самим своим присутствием давать им поддержку, надежду и уверенность в том, что они не брошены в одиночестве».

Отмечая, что распространение инфекции внутри монастырей вызывает наибольшую озабоченность в таких странах как Италия, Испания и Соединённые Штаты, которые наиболее пострадали от коронавируса, и где в монашеских общинах очень много людей старшего возраста, Мюррей сказала, что смертей среди пожилых сестёр немало, но UISG не ведёт статистики.

«Каждая монашеская конгрегация автономна, даже если она входит в UISG, поэтому мы не считаем правильным вмешиваться в это. Ведь за каждой умершей сестрой стоит целая община и вся конгрегация; это её семья, это люди, которых она хорошо знает по своему служению».

«Что-то нам известно, поскольку мы поддерживаем контакт с отдельными общинами, но мы не видим смысла в том, чтобы вести общую статистику и не собираемся этого делать», заявила она, настаивая, что «каждая потеря для общины огромна, особенно в такой ситуации, когда оказывается невозможным похоронить умершую сестру так, как это принято, например, пригласив её семью, члены которой могут быть разбросаны по миру».

Назвав пандемию «временем скорби и печали», Мюррей отметила, что монашеские общины не так уж сильно отличаются от семей. Можно сказать, что, когда умирает монахиня, это «двойная тяжесть», потому что страдает и её кровная семья, и её монашеская семья – община.

По поводу принимаемых мер предосторожности, Мюррей сказала, что сёстры выполняют те правила, которые действуют в стране их пребывания, и все выполняют общие гигиенические требования: частое мытьё рук, ношение защитных масок и соблюдение социальной дистанции.

«Предприняты разумные предосторожности для ограничения контактов. Но мы знаем об этом вирусе так мало», — говорит она, отмечая, что в Европе вирус попал в общины ещё до того, как стало известно, насколько он заразен, и о том, что его могут передавать другим и те люди, у которых нет симптомов заболевания.

В больших монастырях в дополнение к обычным санитарным мерам было введено новое расписание трапез – не всей общиной, а группами, чтобы обеспечить необходимую социальную дистанцию даже внутри монастырских стен. Сёстры, работающие в больницах, клиниках и санаториях, делают всё от них зависящее, чтобы самоизолироваться и уменьшить риск заражения инфекцией их монастыря. «Для общин это очень серьёзный вызов», — говорит Мюррей, добавляя, что «такие общины – это не просто общины, но и институты, обеспечивающие уход за престарелыми членами своих конгрегаций».

Мюррей сказала, что UISG активно использует видеоконференции и вебинары как средство оказания поддержки разным общинам и конгрегациям. Недавно с. Марианна Лоури из Конгрегации Сестёр Милосердия, психолог, помогающий организациям, которые работают в сложной обстановке, провела два таких вебинара. Первый был посвящён тому, как справляться с напряжением и трудностями в условиях пандемии, а второй – тому, как пережить личную или социальную скорбь и горе во время пандемии.

Это важные темы, пояснила Мюррей, потому что «каждый из нас имеет дело со скорбью, прежде всего, по тем людям, которые умерли. Однако чувство скорби возникает не только при такой утрате, но и тогда, когда мы лишаемся привычного нам образа жизни. Это тоже горе, с которым мы должны справляться».

Ведущая вебинаров рекомендовала сёстрам делиться этой информацией в своих приходах, в семьях, с друзьями, чтобы у людей были ресурсы, подсказывающие, как, справляться с нахлынувшим на мир «цунами скорби».

Ссылаясь на Пасхальное послание, которое написала Президент UISG с. Иоланта Кафка, Мюррей сказала: «Мы – женщины, которые вглядываются во тьму в ожидании рассвета… Не только мы, но всё человечество столкнулось с этой тьмой, но мы можем положиться на наши духовные ресурсы, чтобы питать надежду не только в себе».

Указывая на «богатую духовную традицию» Католической Церкви, она сказала: «Переживая это кризисное для человечества время, мы можем указывать на те ростки надежды и сострадания, которые из неё произрастают».

«И сейчас мы хотим делиться этой традицией с людьми верующими и неверующими», — сказала она. – «Мы хотим питать этой традицией человечество и нашу собственную веру, чтобы вместе мы смогли найти способы жить вместе, и не только в нынешней ситуации, но и в будущем, ради самых бедных на земле, ради нашего мира и всех живущих в нём».

Рускатолик по материалам Crux
Перевод: Наталья Проскурина

для друку для друку