Кардинал Кох: общая дата Пасхи должна объединять христиан, а не создавать новые проблемы

В преддверии встречи президента РФ Владимира Путина с Папой Римским Франциском, которая состоится в Ватикане 4 июля, председатель Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Курт Кох рассказал в интервью ТАСС о сложностях экуменического диалога между Католической и Православными Церквями и об отношении Римско-Католической Церкви к конфликту внутри православного мира, вызванному событиями на Украине.

Папа Римский Франциск недавно совершил поездки в Болгарию и Румынию, обе страны преимущественно православные. Почему понтифик остановил свой выбор на таком маршруте и какое послание глава Римско-Католической Церкви хотел донести до православных?

— Думаю, что причин три. Во-первых, Папа хотел посетить этот регион. Он уже побывал во многих странах, и не всегда они находятся в центре Европы. Во-вторых, эти поездки имели своей целью укрепление экуменического диалога с православными церквями. И наконец, Папа таким образом выражает свою солидарность и близость католической общине этих стран.

Но мы видели, что два этих вояжа значительно отличались: в соборе Александра Невского в Софии Папа Франциск молился в одиночестве, в Бухаресте «Отче наш» прочел сначала Понтифик на латыни, а затем Патриарх Румынский по-румынски, в храме они стояли рядом, оба в белом. Свидетельствует ли это об определенных сложностях диалога с некоторыми Православными Церквями и каковы эти сложности?

— Дело в том, что ряд Православных Церквей следуют древним церковным канонам, которые не позволяют совершать совместную молитву, потому что мы не находимся в евхаристическом общении. У некоторых Православных Церквей такой преграды нет. Мы уважаем устои любой Церкви. В Болгарии состоялась замечательная встреча с Патриархом Болгарским Неофитом. Он был очень открыт и сердечен. Совместная молитва была невозможна, и Папа Франциск молился один, но сразу после на площади перед собором состоялась [католическая] молитва «Царица небесная». И, по-моему, то, что это произошло в том месте, и стало главным позитивным сигналом Болгарской Православной Церкви.

Можно подвести общий итог этим двум поездкам?

— Мне кажется, что результат очень положительный, потому что была возможность углубить двусторонние отношения с некоторыми православными церквями. У меня лично всегда складывается впечатление, что после приезда Папы многое меняется. Перед визитом бывают какие-то сложности, подозрения, сомнения, а после меняется отношение, потому что становится ясно, что Папа Римский не хочет ничего привносить или навязывать, но лишь стремится протянуть руку, общаться, чтобы укрепить отношения между Католической и Православными Церквями.

Папа Франциск проявляет особую сердечность и открытость в общении с православными Патриархами. Некоторые даже внутри Римско-Католической Церкви упрекают его за то, что он слишком преклоняет голову. Почему Понтифик избрал такой стиль общения?

— Я полагаю, что Папа Римский хочет дать конкретный сигнал, а именно, что он приходит как брат в христианской вере, как глава Римско-Католической Церкви, которая хочет иметь хорошие отношения с другими Церквями. Папа Франциск всегда говорил о братстве глав Церквей, но он это не только говорит на словах, но и демонстрирует на деле. Преклонение перед панагией на груди у Патриарха [Болгарского] — это знак поклонения Деве Марии, которая изображена на этом образе.

Именно Папа Франциск предложил объединить дату празднования христианской Пасхи. Возможно ли достичь согласия по этому поводу?

— Папа Франциск этого очень желает, его поддерживает в этом Патриарх Коптский Тавадрос II, стараясь помочь определить эту дату. Но существуют определенные препятствия, особенно в православном мире. Католики и православные, как известно, придерживаются разных календарей. Эта тема должна была стать одним из вопросов для обсуждения на Всеправославном соборе, но в итоге сделать этого не удалось [четыре из поместных церквей — Антиохийская, Грузинская, Болгарская и Русская — не приняли участие в соборе — прим. ТАСС].

Определение общей даты Пасхи должно привнести умиротворение, а не вести к новым разногласиям и порождать новые проблемы. Поэтому нужно проявить терпение и стремиться к наилучшему решению. Особенно когда столь непростая ситуация на Святой Земле.

Как в Ватикане относятся к многочисленным проблемам, порожденным в том числе действиями Константинопольского Патриархата? Как это сказывается на межцерковных отношениях?

— Позиция Святого престола всегда нейтральна. Это — внутреннее дело православных, и Римско-Католическая Церковь не хочет вмешиваться. Но нейтральность не означает безразличие. Если одна часть тела Христова страдает, страдают и все остальные. В этом смысле мы переживаем все вместе с православными и молимся за то, чтобы православные смогли найти выход из сложившейся конфликтной ситуации. Нас тоже затрагивает решение Патриарха Московского и всея Руси, поскольку представители РПЦ в комиссиях по экуменическому диалогу, в которых председательствуют представители Константинополя, больше не заседают. И это касается и нашей смешанной международной комиссии, которую со стороны Римско-Католической Церкви возглавляю я. То, что представители РПЦ больше не участвуют, — это огромная рана. Мы должны продолжать диалог, а это очень непросто при отсутствии крупнейшей Православной Церкви.

Тем не менее двусторонние отношения между Святым престолом и РПЦ продолжаются, и общение очень насыщенное. На регулярной основе проходят обмены делегациями священнослужителей разного ранга. Как продвигается этот диалог?

— Несмотря на трения в православном мире мы должны продолжать развивать двусторонние отношения и с Константинополем, и с Москвой. С РПЦ после исторической встречи Папы Франциска и Патриарха Кирилла в Гаване было решено ежегодно отмечать годовщину этого события. В первую годовщину мы делали это в Швейцарии, во вторую — в Вене, и тогда посвятили дату проблеме христиан на Ближнем Востоке. Третья годовщина отмечалась в феврале этого года и была посвящена такой важнейшей теме, как эвтаназия. Думаю, что сближению очень послужило привнесение мощей святого Николая в Москву и Санкт-Петербург. Это было крупным и важнейшим событием, которое мы называем экуменизмом святых. Экуменизм святых охватывает всех верующих, а не только священников, епископов и патриархов. Меня глубоко потрясло то, что я видел в Санкт-Петербурге, когда люди приходили поклониться святому Николаю.

В обозримом будущем предвидятся события такого масштаба?

— Нет, но у нас действует на постоянной основе рабочая группа по реализации культурных проектов, и мы собираемся каждый год, чтобы запланировать выставки, концерты, конференции.

Можно ли ожидать новую встречу Папы Римского и Патриарха Московского и всея Руси?

— Нет, пока это не обсуждается

5–6 июля Папа Франциск созывает в Ватикане глав Украинской Греко-Католической Церкви. Почему решено провести такую встречу? Беспокоит ли Ватикан, что религия стала слишком политизирована на Украине, а церкви превращаются в своего рода политические партии?

— Ситуация на Украине очень непростая, и со стороны Римско-Католической Церкви мы выражаем солидарность, поскольку переживаем за ситуацию и хотим обсуждать проблемы, в том числе экуменического характера, которые существуют на Украине. Но главным образом гуманитарные проблемы. Насколько нам известно, митрополит Епифаний [предстоятель новой церковной структуры — «православной церкви Украины», получившей в начале года от Константинопольского патриарха томос об автокефалии — прим. ТАСС] должен написать так называемые письма мира всем Поместным Православным Церквям, а они в свою очередь должны ответить, хотят ли они признать эту новую церковь, и пока ни одна из Церквей не ответила. Вопрос остается открытым. Ватикан никоим образом не вмешивается. Позиция Святого престола всегда заключалась в том, чтобы признавать канонические Церкви. Пока ни одна из Церквей не признала эту новую церковь, никоим образом Римско-Католическая Церковь не может стать первой, которая признает, поскольку это означало бы вмешательство во внутренний православный конфликт.

А если однажды новая церковная структура на Украине будет признана какой-либо из Православных Церквей?

— Мне кажется этот вопрос абстрактным.

Представители Римско-Католической Церкви достаточно критически высказываются в адрес некоторых европейских политиков и их линии в вопросе миграции. Какой видит Ватикан нынешнюю Европу и что желает этой Европе, опирающейся на христианские корни?

— Это политический вопрос. Я могу лишь сказать, что миграция — это огромный вызов Европе, и то, как Европа на него реагирует, демонстрирует отсутствие солидарности. Проблема миграции, беженцев, переселенцев может быть решена, только если все европейские страны будут помогать друг другу. А этого как раз и не хватает.

Вера Щербакова, ТАСС

для друку для друку