Какой смысл в страданиях и наказание ли это Божье?

stradanieО том, какой смысл в страданиях и наказание ли это Божье, рассуждаем, читая отрывок из книги «В общении с Богом. Молитвенные размышления на каждый день» испанского католического священника и богослова Франсиско Карвахала.

Одно из литургических чтений излагает учение Книги Иова на вечно актуальную тему страданий и здоровья. Был человек в земле Уц, имя его Иов; – читаем мы в Священном Писании, – и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла. Иов получил от Господа бесчисленные благословения: у него было множество стад, он собирал богатый урожай и имел многочисленное потомство.

В то время существовало убеждение, согласно которому между добродетельной жизнью и материальным богатством существует прямая связь. Материальное благополучие считалось наградой, причитающейся от Бога людям верным и богобоязненным. Бог был весьма доволен Своим слугой Иовом. Со своей стороны, сатана убеждал Господа, что добродетель Иова продиктована корыстными соображениями и рассеется как туман, едва лишь у него возникнут материальные затруднения: Разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку Твою и коснись всего, что у него, – благословит ли он Тебя?

Попущением Божиим Иов теряет всю свою собственность. Однако добродетель пустила в его сердце глубокие корни: Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; [как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно! – возглашает Иов, сидя на пепелище[293 — Иов 1,21]. Он полностью принимает волю Божию, как в изобилии, так и в нужде. Так страдания Иова превратились в огромный духовный капитал.

Новое, еще более тяжкое испытание также не поколебало веры Иова и его упования на Господа. На этот раз все тело Иова, с головы до пят, покрылось гнойными язвами. Потеря здоровья – это еще большее зло, нежели потеря материальных благ. Однако вера Иова осталась нерушимой, несмотря на болезнь и едкие упреки жены: доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? – говорит он ей.

Теперь пришло время спросить и самих себя: а как мы поступаем в ситуации страдания и несчастья, коснувшегося нас или наших близких? Бог – любящий Отец, и таковым Он остается всегда, в том числе, когда нас посещает печаль, а бремя жизненных тягот кажется невыносимым. Остаемся ли мы благодарными детьми не только в благополучии, но и в нужде, не только находясь в добром здравии, но и страдая от болезней?

Три друга Иова пришли к нему из разных стран. Они узнали о бедах Иова и явились, чтобы утешить и приободрить его. Елифаз, Вилдад и Софар застали Иова в весьма плачевном состоянии, и тогда все их сочувствие к нему тут же испарилось: ведь они были убеждены, что посланные Иову страдания связаны с проклятием Божиим. Они разделяли общепринятое мнение, согласно которому благополучие – это награда от Господа за праведную жизнь, а испытания – кара за совершенный грех.

Осуждение друзей, бремя непрерывных страданий, одиночество в отчаянных обстоятельствах – все это до предела измучило Иова. Он прервал молчание и принялся горько сетовать на свою судьбу. Друзья Иова, полагая, что он совершил некий тяжкий грех, сурово выговаривали ему. Иов, со своей стороны, был убежден в собственной невиновности. Он готов признаться в мелких, общих всем людям проступках [Cр. Иов 13,26], однако могли ли они навлечь на него столь тяжкое наказание? Вместе с тем, он вспоминает и о многочисленных добрых делах, которые он когда-то совершил. Иов верит, что Бог справедлив. Почему же тогда Он так несправедливо поступает с ним? Иов, подобно своим друзьям, убежден, что Бог награждает или карает человека в строгом соответствии с его заслугами и провинностями. Как же тогда совместить Божию справедливость и страдания праведника?

Друзья подсказывают ему ответ, однако Иов не может признать его исчерпывающим. Сопоставление двух, на первый взгляд несовместимых реалий (справедливости Божией и страданий невинного) раздирает сердце Иова и повергает его в такую бездну отчаяния, по сравнению с которым утрата здоровья и имущества кажутся пустяками. И в самом деле, страдания невинного человека, если не оценивать их в свете веры, выглядят абсурдом. Не надо далеко ходить за примерами. Вспомним детей, умерших во младенчестве или родившихся неполноценными; людей, беззаветно служивших Богу и, в конце концов, потерявших работу или здоровье, а потому впавших в нищету… Между тем, порой житейское счастье улыбается людям, далеким от Бога, предпочитающим не задумываться о Нем.

В Книге Иова со всей отчетливостью поставлена проблема страданий невинного человека. Иов не был наказан, его не за что было карать, однако он был подвергнут тягчайшим испытаниям [Иоанн Павел II, Salvifici doloris, 11]. Из этих испытаний Иов выйдет еще более утвержденным в добродетели. Его верность Богу осталась неизменной, несмотря ни на что. Иов любил Бога отнюдь не только за полученные от Него блага. Вместе с тем, Книга Иова – это далеко не последнее слово на тему страдания в данном нам Откровении. Некоторым образом страдания Иова предвосхищают страдания Христа. Лишь Страсти Христовы проясняют тайну страдания вообще и тайну невинного страдания в частности.

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную [Ин 3,16]. Страсти Христовы радикальным образом изменяют смысл страдания. Иов как бы предчувствовал это обстоятельство, когда говорил: “А я знаю, Искупитель мой жив…” (Иов 19,25), и соотнес с ним свое актуальное страдание. На Кресте через страдания совершилось Искупление, более того, было искуплено само человеческое страдание. Христос – Сам Невинный – взял на Себя все зло греха [Иоанн Павел II, там же, 19]. Мучения Христа стали ценой нашего Спасения [Ср. 1 Кор 6,20]. С этого момента наши страдания могут соединиться со страданиями Христа и, таким образом, способствовать Искуплению всего человечества. Вот он великий христианский переворот, обращающий боль – в плодотворное страдание, зло – в добро. Мы отняли оружие у дьявола… и им завоевываем вечность [Св. Х. Эскрива, Борозда, 887].

Страдание обязательно преобразит человека. Оно очистит душу, облагородит ее, направит на путь Божий, поможет отрешиться от материальных благ, от чрезмерной озабоченности собственным здоровьем и сделает из нас соискупителей вместе со Христом. С другой стороны, страдание может и отдалить от Господа, а душу погрузить в печаль, сделать ее равнодушной ко всему духовному. Когда Симону Киринеянину предложили помочь Христу нести крест, он поначалу согласился с большой неохотой. Сего заставили, – пишет евангелист[302 — Мф 27,32]. В первые минуты он видел один только крест, т. е. обычное бревно: тяжелое и неудобное для переноски. Потом он уже не обращал внимания на крест, а всматривался в лицо обвиненного, того, кто должен был на этом кресте умереть. Вот тут-то все и изменилось: Симон с любовью помог Иисусу и заслужил благодать веры для себя и двух своих сыновей, Александра и Руфа.

Так и мы в годину Не стоит увлекаться созерцанием одного лишь креста, необходимо освободить место для любви. И тогда мы обнаружим, что имеет смысл нести Крест: ведь мы несем его вместе с Наставником. Самое горячее желание Христа заключается в том, чтобы возжечь в наших сердцах тот же огонь любви и жертвенности, которым пылает Его Сердце.

Мало помалу воплощая это стремление в жизнь, мы превратим наши сердца в пылающий очаг любви. В нем без остатка сгорят все следы нашего греховного прошлого, а мы сами превратимся в жертву всесожжения. Мы будем счастливы оттого, что, благодаря страданиям, еще более очищаемся, еще теснее соединяемся с Возлюбленным. Мы будем счастливы и оттого, что сможем восполнить Скорби Спасителя для блага Церкви и многих душ (Кол 1,24) (…). Как раз у подножия Креста мы наконец поймем, что нет любви без жертвы, но для того, кто любит, сама жертва сладостна.

Завершая наше размышление, мы обратим свой взор к Пресвятой Деве Марии, особым образом разделившей Голгофские страдания Своего Сына. Посмотри, как тверда Дева Мария. У креста, в страшном горе – нет страдания горше, чем Ее страдание – Она полна силы духовной. Попроси у Нее этой твердости – чтобы стоять у Креста[305 — Св. Х. Эскрива, Путь, 508]. Стоя рядом с Ней, мы хорошо поймем, почему “для того, кто любит, сама жертва сладостна”. Мы доверим Ее сладчайшему Сердцу, а через него – Богу, все наши неудачи, все недоразумения, все сложные ситуации в семье и на работе, все наши горести и болезни…

Постараемся, однажды принеся в жертву свои страдания, больше не думать о них, а скрупулезно выполнять возложенные на нас Богом обязанности: в семье, в заводском цеху, в офисе, в школьной аудитории… А прежде всего постараемся возлюбить других людей, ближних, которые находятся рядом.

Если же мы будем вести себя так, то вскоре испытаем необычное, неожиданное ощущение: на нашу душу снизойдут мир, любовь, чистая радость и свет. Мы откроем в себе источник новых сил. Мы обнаружим, что, принимая крест ежедневных тягот и обязанностей и, благодаря этому соединяясь с распятым и всеми оставленным Христом, можно уже сегодня участвовать в жизни Воскресшего.

Обогатившись этим новым опытом, мы окажем действенную помощь нашим братьям. Мы научим их радоваться сквозь слезы и претворять озабоченность в мирное расположение духа. Мы станем инструментом радости и блаженства, могущих без остатка наполнить человеческие сердца.

katolik-gomel.by

для друку для друку