Как молиться непрестанно? Молитесь, как дети

Иногда можно и не находить подходящих слов для молитвы.

«Ученик приходит к авве (духовному наставнику) в пустыню и говорит, что у него болит нога, а он не знает, как надо об этом молиться. Должен ли он молиться об исцелении или о принятии страдания? Авва поднял ногу, указал на нее и сказал: «Просто предстань пред Богом и скажи “Нога!”»

Невозможно представить, какое облегчение я почувствовала, когда прочитала это. Я долго раздумывала над идеей заступнической молитвы. Мои размышления были вызваны теми запросами на сайте GoFundMe, на которые я недавно наткнулась: мать-одиночка, которая отчаянно нуждается в деньгах, больной ребенок, которому необходимо дорогое лечение, друг одного друга, который находится в критическом состоянии после автомобильной аварии – все они просили о деньгах, но больше всего о молитве.

Это был ужасно, потому что, в конце концов, Господь знал обо всем этом намного раньше, чем я, и Он знает, как это исправить. А я нет. Почему для Него так важно, чтобы я Его об этом просила? Мне нужно просить в молитве о многом, но у меня не хватает сил. Может Господь Сам обо всем позаботиться? В конце концов, это Его мир!

Так и есть. Это Его мир. Дьякон Грэг Кандра недавно написал о слогане организаций анонимных алкоголиков: «Я исполняю дело Господне или его работу?» Это очень существенное различие! Работа Господа – это исцеление ран, утешение разочарованных, освобождение заключенных. Дело Господне – это нечто совсем другое. Исполнять дело Господне значит делать то, что Он просил, а Он ясно сказал, что мы должны «непрестанно молиться».

Совершенно нереальная просьба! Но можно не бояться молитвы, если помнить, что мы не отвечаем за исполнение Богом Его работы. Ученик в пустыне не говорил Богу, что Ему надо делать, он просто позволил Ему действовать в этой ситуации. На самом деле, он просто сказал: «Вот, Господи, видишь, у меня есть проблема?»

Мой годовалый ребенок всегда так делает. Он знает некоторые слова, но еще не может формулировать предложения. Ему не нужно. «Застрял» – все, что ему нужно сказать, и я приду к нему, и либо возьму его на руки, либо покажу, как ему самому можно выбраться. В любом случае, я приду к нему на помощь. Даже если он не знает, как объяснить, что не так, все будет в порядке. Ему просто нужно закричать: «Мама!» Когда у него все в порядке, он просто хочет поделиться со мной своей радостью: «Мама, мячик!» Мой сын хочет, чтобы я принимала участие в его жизни, была с ним, когда он счастлив, видела, как он растет, учится, помогала ему во всех трудностях на его пути. Вот что значит непрестанно молиться. Иногда можно и не находить подходящих слов для молитвы, как нам того бы хотелось. На самом деле, «детская» молитва исключает лишние детали и проникает прямо в суть дела. Если мой сын скажет: «Мама, нога!», этого будет более, чем достаточно.

Бог не нуждается в наших советах. Это Его работа – исцелять мир согласно Его воле. Но Он приглашает нас участвовать в Его действиях в нашем мире. Более того, Он хочет быть в наших жизнях, и это значит, что Он хочет быть с нами в наших стремлениях и надеждах. Он жаждет быть с нами так сильно, что если мы скажем: «Боже, будь со мной в этой ситуации», то Он с радостью ответит нам.

Он хочет, чтобы мы сказали: «Боже, приди, будь здесь», «Боже, видишь, что с моей ногой?», «Боже, видишь моего ребенка?» Так я пытаюсь научиться обращаться к Богу с «детской» молитвой. Я собираюсь перестать объяснять Ему, какая ужасная сложилась ситуация, и я собираюсь перестать давать ему советы, как выполнять Его работу. Он может и Сам выполнять Свою работу, а я сделаю свою, которая состоит в том, чтобы принять Его в свою жизнь, в свое сердце, в каждое мое простое и трудное желание.

Анна О’Нил, Aleteia
Перевод: Дарья Жуковская, рускатолик.рф

для друку для друку