Как гнев Божий совмещается с Его милосердием?

milost i gnevВ некоторых явлениях Господа Иисуса святым, например, святой Маргарите Алакок, Он просит молиться и приносить жертвы для того, чтобы усмирить гнев Господень. Что бы это значило, и как гнев совмещается с милосердием и добротой Бога?

Для того чтобы понять, как гнев совмещается с милосердием Бога, достаточно вспомнить о Сотворении мира и о том, что такое грех.

Бог сотворил Вселенную для того, чтобы Его создания участвовали в Его Божественной жизни, то есть в Его святости и любви. В то время как грех – осквернение этого Божьего замысла. Грех исказил создания, которые утратили способность к любви и сошли с пути святости. Грех подобен кляксе, поставленной на восхитительном шедевре живописи. Чтобы этот шедевр вновь засиял своей красотой, необходимо эту кляксу удалить. Хотя даже когда пятно будет удалено, сам поступок человека, поставившего его, не будет менее тяжким.

В Библии под гневом Господним подразумевается то действие, посредством которого Бог искореняет грех, удаляет кляксу. Удаляя искажение, Он искупает также и сам греховный поступок. Все это Бог совершил во Христе, в Его искупительных Страстях и смерти.

В данном случае шедевр – это человек, который сам на себя поставил кляксу.

Таким образом, гнев Божий по отношению ко греху проявляется необычайным милосердием: Сам Бог удаляет пятно греха, очищает и заглаживает вину высочайшим жестом любви: через Христа там, где был грех, изливается обильная благодать, то есть сияние и красота Бога. И эта красота человека, грехи которого были искуплены милосердием Христовым, изливается на него посредством Таинств и возрастает.

Время нашей жизни – это время милосердия, как неоднократно говорил Наш Господь святой Фаустине Ковальской. Гнев Божий проявится на Страшном суде, поскольку своими грехами человек, отвергший милосердное и спасительное деяние Бога и отказавшийся от покаяния, должен будет сам ответить за свой отход от Бога.

Комментируя слова пророка Иеремии, Ориген писал: «Тот, кто не принял огня здесь, на земле (имеется в виду благодать спасения, которую Иоанн Предтеча представляет как Крещение Духом Святым и огнем), кто не раскается и будет продолжать грешить, тому уготован иной огонь».

В свою очередь, святой Пакиан писал: «Итак, возлюбленные братья, опасайтесь суда праведного: отложите в сторону лицемерие, осудите наслаждения; приближаются иные времена, ад и геенна распахнули свою пропасть, чтобы поглотить грешников… Помните, братья мои, что в аду нет больше возможности для покаяния; никакое раскаяние не будет возможно, потому что время покаяния тогда уже закончится. Поспешите же, пока вы еще живы».

В свете всего сказанного становится понятным и призыв Иисуса, обращенный к святой Маргарите Марии Алакок. Речь идет о соработничестве со Христом, об участии в Его искупительном деянии, продолжающемся в нашей плоти в пользу наших братьев, ради того, чтобы они согласились искоренить грех и принять освящение, принесенное Христом.

Иначе они будут исключены, то есть сами себя исключат из Его общения. Чтобы показать, насколько страшна участь тех, кто сам себя исключает из общения Богом, в Священном Писании используются сильные, насыщенные смыслом выражения.

С помощью антропоморфического языка Писание говорит о гневе и ярости Бога: «И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи Ангелам: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю», — говорится в Откровении Иоанна Богослова (16,1). И дальше: «И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу» (169).

Таким образом, гнев Божий – это не что иное, как тяжелейшее самонаказание, причиной которого становится сам человек.

radiovaticana.va

для друку для друку