Интервью со священником, который решил служить во время карантина

В этом месяце героем многих публикаций польских СМИ стал человек, непосредственно связанный с Казахстаном — о. Петр Дыдо-Рожнецкий, который служит в Атырауской Апостольской администратуре. А повод — то, что он, действительно, в определенной мере стал «героем». О чем идет речь, поведал нам сам о. Петр в небольшом интервью.

-Вы не могли объяснить, что стало причиной такого к Вам интереса?

-28 марта у меня заканчивалась виза, поэтому 16 марта я вылетел в Польшу, чтобы получить новую. По прибытии находился на карантине, а потом новую визу получил, но вылететь назад в Казахстан уже не смог, так как границы были закрыты. Из-за этого был в растерянности и вопрошал у Бога, почему так. Ведь здесь в Польше много священников, я нужнее сейчас в Казахстане. И все время думал, что же мне делать. Ответом на этот мой вопрос к Богу я воспринял одно сообщение, увиденное мной в страстную пятницу в социальной сети Фэйсбук, которым поделились сразу трое моих знакомых. Поэтому сразу задумался: «Боже, а не для меня ли Ты это приготовил?».

отец Петр Дыдо-Рожнецкий

-О каком сообщении идет речь?

-В городе Бохня, который относится к моей родной Тарновской епархии, в пансионе для людей с ограниченными возможностями 14 человек из медицинского персонала заболели коронавирусом, и срочно требовались люди, которые могли бы их подменить. Естественно, учреждение было закрыто на карантин. Я решил отправиться туда.

-Вас не испугала опасность заражения?

-Все мы, кто вызвался здесь служить на это время, понимаем, что вероятность заражения есть, потому что коронавирус был обнаружен не только у персонала, но и у порядка 16 пациентов. Поэтому мы заботимся о том, чтобы использовать все необходимое для защиты от заражения — маски, перчатки, комбинезоны, специальные очки — и даже не столько нас, сколько постояльцев, ведь они сейчас друг с другом не контактируют, а только с нами. С нами Господь, и мы на Него уповаем. Он и так уже подарил нам немало заботы. К примеру, монахини, которые первыми пришли сюда в страстную пятницу, думали, что они вынуждены будут какое-то время провести без Евхаристии, поэтому когда в Пасхальное воскресенье я служил Мессу, радость и торжественность чувствовалась вдвойне.

-Как много волонтеров и что это за люди?

-На данный момент здесь служат 8 сестер-доминиканок, я — священник, один спасатель и две студентки, изучающие медицину. Постояльцев здесь 37.

-Насколько тяжелые заболевания у тех, за кем вы ухаживаете?

-Заболевания разные: есть люди, передвигающиеся на инвалидных колясках; есть те, кто вообще не может подняться с постели; есть пациенты после трепанации черепа или после аварий; есть те, у кого нарушена связь с окружающим миром. Пациентов, как я говорил, было больше, но часть из них была помещена на карантин в аналогичное учреждение в Кракове.

-А что касается их вероисповедания? Они все католики?

-Думаю, что большинство, как и в самой Польше. Во всяком случае я не слышал пока, чтобы кто-то был другого вероисповедания. Многие просят об исповеди. Хотя я сюда приехал не в качестве капеллана, а чтобы выполнять ту работу, которую выполнял персонал.

-Что именно вам приходится делать?

-Прежде всего нужно быть с людьми, находящимися здесь. А забота о них включает умывание, купание, уборку, сейчас, конечно, дезинфекцию, кормление, расходование пищи, помощь в выдаче лекарств, смену подгузников.

-Тяжело вам это дается? У вас уже имелся опыт подобного служения?

-Да, еще во время учебы в духовной семинарии я месяц работал волонтером в госпитале. Бог дает благодать. Со мной вместе дежурят 2 монахини-доминиканки.

-А чисто физически не трудно проводить весь день в специальной защитной одежде? Да и вообще вас ведь не так много, как было персонала.

-Эта одежда соответствует всем стандартам, я к ней уже привык, хотя, конечно, трудно все время быть в маске. А в целом сейчас мы делимся на три смены, работаем по 8 часов, поэтому уже немного легче, чем было в первые дни. Появилось время, чтобы поспать иногда и помолиться, отслужить Мессу.

Как вас приняли постояльцы? Вы ведь им были незнакомы.

-Первое время вообще было трудно, потому что мы сюда прибыли, а не было никого, кто бы мог нам все объяснить: кому и когда менять подгузники, какие лекарства кому давать, что где хранится, какие помещения где находятся, ведь здание довольно большое. Но сами постояльцы — это настоящие «светильники». За то недолгое время, что я здесь провел, я услышал столько благодарностей, сколько не слышал за последние два-три года. Они настолько благодарны, что мы не оставили их одних, и вообще благодарны за каждое наше действие, за каждый бутерброд, что мы им приносим. Это для меня большое свидетельство.

-Как к решению стать волонтером отнеслись ваши родители и о. Дариуш Бурас, который руководит администратурой, в которой вы работаете?

Все произошло очень быстро. Я как раз был в доме родителей. Им, конечно, не так просто было принять то, что я отправляюсь туда, где было много инфицированных, но они меня в этом поддержали и приняли это с надеждой. Сейчас Пасхальное время, и я как раз на Пасху говорил на проповеди о том, что через страдания и смерть к нам пришло спасение. От наставников в лице отца Дариуша и епископа в Тарнове я тоже получил благословение.

-Как думаете, что далось бы вам легче: необходимость изоляции в Казахстане или нынешнее служение?

-Трудно сказать. У меня в душе, в сердце была очень большая борьба. Я думал: «Господи, здесь столько священников. Я хочу к своим прихожанам в Атырау». Но увиденное объявление я воспринял ответом от Господа. И я очень благодарен, что Он открыл мне глаза на то, что в это время я могу быть полезным и здесь в Польше и таким образом послужить Ему.

Catholic-kazakhstan.org

для друку для друку