Храм — особое место пребывания Бога

Много лет назад, когда я с одним другом – колумбийцем – зашел в Латеранскую базилику, он показал мне на потолок базилики, который был покрыт золотом, и сказал примерно так:” Это золото испанцы украли у инков и после подарили Папе, чтобы им был украшен потолок в базилике. Золота этого было несколько тонн. Я этим очень доволен, потому что в таком виде золото моих предков сейчас хотя бы служит во славу Бога, а не услаждает глаза какого-то богача у него дома.”

Конечно, с точки зрения морали, могут появиться обоснованные возражения против такого способа приобретения золота, но в этот раз для нас важно нечто иное. Во времена Средневековья и Возрождения человек грешил, но он знал, что есть Бог и что Бог достоин, чтобы Ему жертвовалось то, что является самым драгоценным и прекрасным.

Человеку того времени было присуще осознание святости Бога или sacrum сознание. Когда он строил церковь, то это делалось в первую очередь для Бога, а не для людей. Поэтому фигуры святых и ангелов или просто декоры, находящиеся на высоте в несколько десятков метров и детали которых, особенно со стороны спины, невооруженным глазом и разглядеть нельзя, были отделаны столь же тщательно, как и те, находящиеся на переднем плане. Оттого мы и по сей день восхищаемся чудесными Средневековыми соборами или древними, византийского стиля, церквями с потрясающей мозаикой. Это трогает нас потому, что передает дух человека Средневековья, несет отпечаток отношения к Богу и к духовному миру. Это способствует вознесению наших сердец к Богу. Зайдя в такие храмы, каким-то таинственным образом мы можем прикоснуться к отблеску красоты, величия и могущества Бога. Это подтверждают конкретные факты.

Священники во Франции мне рассказывали, что многие выдающиеся французские интеллигенты, будучи неверующими, пережили реальное Божие присутствие, просто зайдя в церковь. С этого и началось их обращение, и позднее они стали убежденными христианами. Для Шарля Пеги этот путь начался с посещения прославленного собора в Шартре, для других – с одной из церквей Парижа: для Поля Клоде – с собора Парижской Богоматери, Шарлю Фуко – с церкви Св. Августина; в свою очередь, для Андре Фросара, который был сыном генерального секретаря Французской Компартии – с часовни сестер Искупительной Адорации. Фросар позднее, описывая свой опыт, написал книгу “Бог есть, я Его встретил”.

Будучи во Франции, я намеренно обошел упомянутые церкви, желая увидеть, что же в них такого особенного. Удивление меня ожидало в часовне сестер Искупительной Адорации. Она была абсолютно скромная, и в ней мне не показалось ничего достойного внимания, исключая одного: здесь происходила адорация Пресвятых Даров и чувствовалась молитвенная атмосфера.

Эти факты побудили меня сделать следующие выводы. Во-первых, Бог особым образом действует в местах, где человеческий дух поставил на материю свою печать, посредством произведений искусства, которые можно назвать высочайшим достижением человеческого духа.

Во-вторых, Бог иногда удивительным образом открывается в местах, где интенсивно молятся, и в которых невооруженным глазом видимо Евхаристическое присутствие Иисуса.

Из открытого Сердца Иисуса истекает живая вода, но чтобы она могла достичь конкретного человека, нужны открытые двери сердца. Поэтому, эти чудеса обращения и исцеления происходят в местах, где господствует атмосфера молитвы и веры, – в святых местах, знаменитых Кафедральных соборах, в местах паломничеств, возле чудотворных икон, в часовнях Адорации; или в простых приходских церквах, где люди молятся и с упованием ждут ответа от Бога. Это может также произойти во время реколлекций либо совместной молитвы в любом месте. В конце концов, Иисус же пообещал: если двое или трое молятся во имя Его, то будет им дано.

Святилище или часовня Адорации есть привилегированное место проявления Бога, и так будет до тех пор, пока стоит мир. В таком месте легче уверовать и молиться. Поэтому надо принять во внимание, что Святой город – новый Иерусалим – сойдет с Небес, от Бога, и это не только плод человеческих усилий, но, безусловно, дар Божий. Поэтому мы не можем заставить Бога проявляться в каком-то конкретном месте или во времени. Божие проявление есть всегда дар.

Между тем, каждый верующий есть храм Божий, и в нем обитает Дух Божий. Поэтому, потенциально, каждый верующий является местом Божьего провозглашения. Осознаем ли мы это и используем эту привилегию, разрешив Богу свободно в нас действовать и проявиться? Это так и происходит в жизни святых. Но не случайно ап. Павел сказал: «Храм Божий свят, и этот храм –вы». И мы также призваны к тому же, чтобы мечты о единстве с Богом, воплотившиеся в жизни святых, стали и нашей реальностью.

К тому же, как известно, на небесах, где обитают святые, больше не будет каменных храмов, ибо там Сам Господь Бог и Агнец будут храм их.

Свщ. Збигнев Станкевич, (ныне Рижский архиепископ-митрополит)
Рига (комментарий из “Mieram tuvu”, 2008 г.)
Перевод Э. Чулкстена

terramariana.org

для друку для друку