Дьякон Анджей Гончар рассказывает о жизни в Африке

afryka_4

дьякон Анджей Гончар

Дьякон Анджей Гончар 1 сентября уехал в Камерун. Он повёз африканским детям деньги на еду и обучение, которые помогли собрать прихожане костёлов в Лиде, Гродно и других городах.

С одним рюкзаком своих вещей и двумя сумками, набитыми мылом и шампунем, он пролетел 10 часов через полконтинента и оказался в городе Яунде – столице африканского государства Камерун.

Сейчас дьякон Анджей находится в детском приюте. Этот сиротский дом более 20 лет назад основал ксендз из Польши Дариуш Годава. О том, как устроена жизнь в Африке, наш земляк рассказал журналисту «ПВ» Веронике Богатовой.

С дьяконом Анджеем мы пообщались по Skype. Разница во времени у нас с Камеруном 2 часа. Связь по Интернету хорошая. Дьякон разговаривает с нами, а в камеру видны двор, пальмы, костёр, на котором готовят пищу, сам приют – здание со спальнями для детей и комнатами для священников. Камера немного запотевает – высокая влажность. Сейчас в Камеруне весна, сезон дождей, ночью температура не поднимается выше 23 градусов, а днём уже жарковато – около 30. Но это ещё не предел, ведь впереди лето.

– Самая большая неприятность здесь – это малярийные комары. Прилетаешь сюда – и уже спустя 7 дней в твоей крови есть малярия. Местные переносят её, как простуду, наш человек болеет серьезно – температура до 40 градусов, осложнения – на печень и мозг, некоторые теряют зрение и слух. Как среагирует мой организм, я не знаю. Но ничего не боюсь, иначе я бы сюда не приехал, – рассказывает дьякон.

Еда в Африке скудная. Люди кушают мало. В приюте, как и везде в Камеруне, питаются дважды – в семь утра и в семь вечера.

– Утром я, отец Дариуш и дети едим булку с маргариновым маслом и чай. На ужин у нас – картофель, блинчики из маниоковой муки, много фруктов. Бывает жареная курица, но это уже считается банкет по местным меркам. Люди здесь, если едят курицу, то прямо с костями. Знаете, в городе в одной забегаловке мне пожарили рыбу. Я поел и оставил голову и хребет на тарелке. А потом смотрю, повара взяли эту кость и рыбью голову, снова поджарили и продали другому человеку! Здесь вообще едят всё, что движется.

afryka_3

На рынках торгуют жареными червями и ещё какими-то тараканами. Они, кстати, не такие уж и мерзкие. Я почти всё уже попробовал – и обезьяну, и змею. Знаете, выбирать не приходится. На ужин змея – значит, едим змею, без вариантов. Правда, пищу здесь жутко перчат, специй очень много добавляют. Люди едят прямо руками, сидя на полу, – продолжает Анджей.

– Чем вы занимаетесь в приюте? – спрашиваю у священника.

– Я лечу детей! Да, я не врач! Это правда. Но кому-то это нужно делать? Отец Дариуш даёт мне лекарство, я читаю инструкцию на французском, разбираюсь – и так лечу. Когда дети болеют, я с ними нянчусь, остальным помогаю делать уроки. Здесь очень много физической работы. У отца Дариуша своё хозяйство – голубятня, кролики. Сейчас начато строительство второго сиротского дома. Со временем, когда он будет закончен, детей можно будет взять больше. И это хорошо. Потому что этот приют – маленький рай посреди нищей Африки. Тут дети из бедных семей и сироты. Если они не будут находиться здесь, то не выживут.

afryka_2

Отец Дариуш оплачивает их обучение, покупает еду и одежду. Две недели тому назад мы собирали новеньких по африканским деревням. Это было для меня шоком. Люди там живут в глинобитных домиках, без света и воды, спят вместе со свиньями, ходят полуголые. По лицу даже не понять, сколько человеку лет. Хотя вы, наверняка, знаете, что в Африке люди долго не живут – до 45-50 лет.

– Неужели всё так плохо? Я читала, что в Яунде – столице Камеруна – есть даже фешенебельные отели?

– Понимаете, Камерун – страна контрастов. У нас в Беларуси всё более-менее равномерно. В каждом городе есть магазины, но они есть и в деревнях, и в агрогородках; в крупных городах – медицинские центры, а в маленьких – хоть ФАПы, но они есть! Здесь, в столице Камеруна, есть банки, частные аптеки, магазины, какие-то кафе, ездят такси. Всё, вроде, более-менее цивилизованно, а в деревнях – то, про что я уже рассказал. Между бедными и богатыми – пропасть. Если ты беден – ты обречен, помощи ждать неоткуда.

– Что вас потрясло по приезду?

– О, таких потрясений было очень много! Умерших здесь хоронят прямо во дворах. Кладбищ нет. Если ночью едешь, то в каждом дворе видишь поминальные свечи, лампадки. Движение в городе – это муравейник. Если у тебя слабая нервная система, лучше сюда не соваться. Машины едут отовсюду, без всяких правил. Мото- и автотакси очень дешёвое, настолько, что даже детей отправляют на нем в школу. Но автомобили здесь такие, какие у нас можно видеть только на свалке. В машине ездит по 10 человек, а на мотоцикле – по 5! Мотоциклист сидит почти на руле – и все без шлемов! Правило одно: у кого машина больше – у того главная дорога. В сезон дождей здесь выпадает очень много осадков. Бочка с человеческий рост наполняется за 5 минут, а грохот от дождя стоит такой, как если бы за вашим окном ехали самосвалы по гравийной дороге. Этим обстоятельством часто пользуются воры. Они пробираются в дома, пока хозяева ничего не слышат.

– Как здесь люди зарабатывают на жизнь?

– Больше всего получают военнослужащие – 400 евро. Неплохо зарабатывают автослесари в мастерских по ремонту авто и мотоциклов. Это и понятно, я вам уже рассказал, в каком состоянии здесь транспорт. Остальные работают лишь бы прокормить семью – что-то продают, ловят рыбу, охотятся на обезьян. Образованных людей мало, читать и писать умеют единицы, зато считать деньги – могут все.

afryka

– Люди здесь верят в Бога?

– У меня сложилось впечатление, что все – до единого! На каждой машине написано: «Я верю в Бога», «Бог – моя защита». Правда, Бог у каждого свой – здесь очень много сект, а также мусульман, католиков и представителей других конфессий.

– Как вас восприняли африканские дети в приюте?

– О, для них белый человек – как инопланетянин для нас! Они меня несколько дней как под лупой разглядывали. Им было интересно, что волосы могут расти на руках и лице, что руки краснеют в горячей воде, когда стираешь. Когда идёшь по городу, все с тобой здороваются. Для них ты практически небожитель, потому что белый. Африканцы считают, что на белых даже шаман не может наложить проклятие. Белый – значит из другого мира, где все сказочно богатые.

– А чем африканские дети отличаются от наших?

– Помимо того, что все дети на земном шаре любят играть, – всем! У наших детей есть всё – дорогие игрушки и смартфоны. А для африканских малышей лучший подарок – это воздушный шарик и фломастеры. В приюте есть 3-летний мальчик, его зовут Пипи Рипи. Так вот его любимая игрушка – это мягкий безухий кролик. Дети здесь не просто не капризничают, они терпеливее многих взрослых в Беларуси. Недавно одна из девочек разрезала случайно себе спину. Рана была глубокой, но она терпела боль несколько дней и никому не говорила… Когда я приехал, то привёз в приют мыло и шампунь, ребятня так была этому рада, что даже те, кто не мылся в этот день, намазали шампунем голову и так ходили до самого вечера.

Но вместе с тем, люди здесь умеют радоваться мелочам – они открытые, весёлые, хорошо танцуют и поют. Может потому, что у них нет Интернета и они не знают, что, кроме стакана чая и лепешки, на ужин можно хотеть что-то ещё? Я никого не призываю броситься помогать африканским детям, каждый пусть делает, что должен.

Но я просто хочу сказать всем: если у вас сегодня на обед есть вода и хоть какая-нибудь еда – вам крупно повезло; если у вас в доме проведено электричество – вы счастливый человек!

Цените то, что у вас есть.

lida.info

для друку для друку